Игорь Стрелков
Прямая речь / Видео

«Все просто». Игорь Стрелков

20-03-2016
«Все просто». Игорь Стрелков


«Все просто». Игорь Стрелков: «В окружении президента две трети откровенных либероидов.... Я критикую ЕГО политику, это мое право как ГРАЖДАНИНА страны.... В Сирию мы влезли в расчете помириться с американцами... С этой командой можно только замутить мундиаль по Мутко... Я профессиональный пессимист. Моя задача выискивать опасности и возможности для их устранения...»
Анонс интервью Игоря Ивановича Стрелкова корреспондентам информационного агентства «Новороссия».

Сборник интервью Игоря Стрелкова корреспондентам информагентства «Новороссия» в проекте «Все просто». В сборнике выпуски #1-6 и #8 (#7 вышел с Олегом Царевым).



Текстовая версия «Все просто». Игорь Стрелков.


Вопрос журналиста: Игорь Всеволодович, у нас сейчас сплошной симулякр, куда ни плюнь. У нас, начиная от фашистов и заканчивая ультралибералами, такими, как Навальный или Яшин, — это проекты администрации президента. В этом смысле, можно говорить о них в принципе, как об угрозе?

Игорь Стрелков: Ну, знаете, есть такое понятие — уже много раз говорил, в других интервью — профессиональное отвлечение на негодный объект. То есть, когда создаётся явная, но фейковая угроза, и на неё отвлекается всё внимание, на борьбу с ней, и она провозглашается в качестве главного врага, главной опасности. А реальные враги в это время тихо, спокойно проводят свою работу, совершенно никак не касаясь созданного симулякра.

Да, у нас во многом белоленточная оппозиция — это симулякр, во многом поддерживается самими властями. Но это не значит, что реальной угрозы либероидного переворота не существует, учитывая, что в окружениии президента две трети откровенных либероидов, даже не либералов, а либероидов. И именно они, поскольку именно для них наиболее важно, чтобы Россия плелась и дальше в хвосте за Западом, в качестве сырьевого придатка, — именно для них свержение Путина, смещение его, на данный момент является, на мой взгляд, ну, может быть, не главной целью, но очень значительной целью, серьёзной. Именно на них будет делаться ставка в случае этого.

А, скажем так, яшинско-пономарёвская и прочая, там, гудковская команда, которая будет в это время шуметь на площади — это будет декорация.

Вопрос журналиста: Игорь Всеволодович, последнее время очень часто Вас пытаются представить как некоего оппозиционера существующей верховной власти, чуть ли не оппозиционера нашему президенту. Причём, якобы Вы находились сначала на таких, державных, позициях — Ваши многочисленные интервью, пресс-конференции, в которых Вы говорили, что Вы, как русский офицер, служите русскому Главнокомандующему, российскому Главнокомандующему. Ваша позиция сейчас не поменялась?

Игорь Стрелков: Во-первых, я служу не Главнокомандующему. В присяге, которую я приносил, о Главнокомандующем не было ни одного слова. И я считаю себя обязанным служить России, её народу. С этой точки зрения моя позиция не изменилась ни на вот столько (показывает), ни на четверть ногтя. Моя позиция вообще не изменилась. Если изменилась позиция Главнокомандующего, то это его проблемы. Поэтому…

Моя позиция осталась, если Вы возьмёте по интервью времён апреля – мая 2014 года, и сейчас, — она осталась неизменной, в плане того, что я призывал, призываю и буду призывать к защите Новороссии. К тому, что русский народ Украины должен воссоединиться с русским народом России, что мы единый народ, насильно разорванный, и что России необходимо всеми силами поддержать это восстание, защитить народ от того геноцида, который ему объявлен со стороны Украины.

К сожалению, Главнокомандующий немножко по-другому рассматривает ситуацию, но это его проблема. А моя проблема в том, что, ну, вот, наши (позиции) разошлись. Я не флюгер, я вертеться не умею на 180 градусов, как многие и многие. Поэтому, в этом плане, естественно, пока позиция Главнокомандующего, это было наглядно видно, соответствовала интересам России и народа, я его целиком и полностью поддерживал. Будучи офицером запаса, тем не менее, я считал необходимым подчёркивать поддержку.

С того момента, как начались действия, на мой взгляд, не соответствующие задачам России и народа, естественно, оставаясь на своей позиции, я оказался в какой-то степени в оппозиции. Но это не значит, что я выступаю против Путина, как президента, и каким-либо образом критикую, то есть, требую его свержения или оставления им должности. Я критикую его политику, это моё право, как гражданина страны. Неотъемлемое. Учитывая, что я не являюсь действующим военнослужащим, даже армии ДНР, — это моё право, как гражданина. И если Вы считаете, что моя критика необъективна, то можете мне на это указать, мы с Вами поспорим на этот счёт.

Вопрос журналиста: Здоровая критика — это норма, на самом деле. А всё, что касается личной преданности — помните, как в царской присяге — «личная преданность, личная верность…»?

Игорь Стрелков: Но у нас всё-таки президент не является божьим помазанником. Я никогда его лично не знал, не видел. Поэтому говорить о личной преданности ему, как Главнокомандующему, я не могу. Я говорю о том, и повторяю, что он сейчас является единственным легитимным лицом в стране, из властей, в глазах населения. Я считаю, что его свержение белоленточной оппозицией, либеральной — а другой сейчас у нас нет, фактически — это будет исключительно вредно для страны и может привести к её распаду. Но, тем не менее, говорить о том, что я буду…

Если, условно говоря, Владимир Владимирович полностью пойдёт против интересов страны и народа, допустим, решив сдать Крым, или Донбасс, или провести ядерное разоружение, то, естественно, мой долг будет выступить против этого.

Вопрос журналиста: В нормальной стране армия, она находится либо в подготовке к войне, либо в войне. То, что сейчас российская армия, хотя бы отчасти, через Военно-Космические силы, через спецназ, наверное, воюет на территории Сирии — это же неплохо? Она как бы потихонечку настраивается, что называется. Ну, лучше, чем было в нулевые или в девяностые?

Игорь Стрелков: Давайте начнём с того, что у нас очень забавная получилась коллизия. Воевать на своей территории, за свой народ (Восточная Украина — это территория России, по большому счёту, и по маленькому, как это ни называй), за свой русский народ, эта армия почему-то не смогла. Испугалась третьей мировой войны. Ну, официально. Ну, это, по крайней мере, одна из уловок пропагандистов, хотя, естественно, никакой третье мировой войны не было ни из-за Крыма, и не было бы ни из-за Харькова, ни из-за Одессы, тем более, ни из-за Донбасса.

Но в результате получается, что армия за непонятных, там, за алавитов, которые всё-таки нам братья только теоретически… Они даже не единоверцы, это исламская секта, которую считают единоверцами мусульмане-шииты, во всём остальном исламском мире это тоже секта. К христианству она не имеет вообще никакого отношения. Вот, получается, за алавитов мы воевать можем. И армия воюет и тренируется. А за русских армия воевать не может.

Пока мы не столкнулись с Турцией, там, или с Саудовской Аравией, или ещё там, пока мы не ввязались в войну с более серьёзными противниками, чем местные отряды оппозиции Джабхат ан-Нусра и, очень частично, ИГИЛ. Поскольку в реальности 80% боевых операций до самого недавнего времени, до вот этого так называемого перемирия, проводилось именно против отрядов умеренной оппозиции Джабхат ан-Нусра. А с ИГИЛом, под флагом борьбы с которым мы туда влезли, мы вообще не воевали, фактически. Ну, только на пальмирском направлении, получается, шли боевые действия с участием Военно-Космических сил.

Вот, сложилась ситуация, в которой победить в этой войне невозможно. Реальность такова, что в лучшем случае удастся отстоять алавитский анклав и под управлением Асада. Остальная часть Сирии уже обратно под контроль Асада никогда не перейдёт. Просто потому, что все соседи категорически против этого, и сделают всё, чтобы этого не произошло.

Мы уже имели один раз Афганистан, который граничил с Пакистаном и Ираном, и Пакистан и Иран были категорически против режима Наджибуллы. В результате, после десятилетней войны нам пришлось оттуда уходить не солоно хлебавши, понеся такие огромные расходы, которые тоже внесли свой вклад в падение Советского Союза, несомненно. Мы в итоге не добились ничего. Добились только того, что у нас сотня тысяч ветеранов Афганистана оказалась, четырнадцать тысяч погибших, десятки тысяч раненых. Самое главное, результата никакого не было в этой войне. Не имели смысла все жертвы и все понесённые экономические потери.

Вот в Сирии такая же точно ситуация с поправкой на много меньшие масштабы. Турция поддерживает своих боевиков, Саудовская Аравия поддерживает своих боевиков, Иордания поддерживает своих боевиков, Израиль бомбит и обстреливает одних из немногих союзников Асада — Хезболлу, причём, бомбит и обстреливает, совершенно не встречая противодействия на территории Сирии. Собственно говоря, вся Сирия окружена врагами Асада и, вообще, самой Сирии, как таковой.

И в этой ситуации, даже если теоретически удастся взять под контроль границы и освободить всю территорию, война не кончится. Она просто не закончится. А тех сил, которые там у нас есть, их категорически недостаточно для того, чтобы решить задачи для победоносного завершения войны.

Сирийская армия, за исключением нескольких соединений, воюет отвратительно. Воевать не хочет. После четырёх лет гражданской войны никто уже не верил в победу, вплоть до того, что, когда мы вошли туда, реально стоял вопрос о скорой сдаче Дамаска. Боевые действия шли в Латакии, в алавитском анклаве, и даже его сирийская армия не могла надёжно оборонять. Отступала на всех направлениях, сдавала один город за другим. Вот в конце четвёртого года войны, когда она уже фактически была проиграна Асадом, мы кинулись его спасать. Почему этого не сделать было за год или за два раньше? Тогда, действительно, контингент наших ВКС очень сильно укрепил бы сирийскую армию и мог бы переломить исход войны.

Вопрос журналиста: Если в этом не было смысла, зачем туда ввели группировку?

Игорь Стрелков: У меня своё видение ситуации. Оно заключается в том: чтобы отвлечь население от внутриполитической ситуации, экономической ситуации и от ситуации на Донбассе. На тот момент, когда началась ситуация в Сирии, фактически, стоял вопрос о реализации «Минска» второго с передачей границы украинской стороне. И только упрямство украинской стороны и позиция Соединённых Штатов не позволили эту сдачу ДНР и ЛНР реализовать, только это.

Если бы Украина оказалась немного умнее, а вернее, её западные хозяева оказались несколько менее упрямыми, то под громкие победы в Сирии, которые во многом являются реальными, но во многом и виртуальными — потому что я никогда не поверю, что за один вылет можно надёжно поразить четыре цели, даже самым точным оружием. Ну, я видел работу авиации нашей в Чечне. И хотя в Сирии находятся элитные части нашей авиации, всё равно выстрел не равен поражённой цели, ну такого не бывает просто, тем более, при массированном применении.

Но под вот эти все великие победы очень можно было тихо, бегущей строкой сообщить, что ситуация в Донбассе нормализована, граница передана украинской стороне, и что всё там будет хорошо. А потом уже можно было бы обвинить украинскую сторону, что «они опять нас обманули, они зачистили Донбасс!». Я думаю, что это было для этого.

Кроме того, я полагаю, что, конечно же, в Сирию мы влезли в расчёте помириться с американцами, и конкретно по их фактическому и практическому разрешению, даже не разрешению — по согласованию с ними. Когда мне начинают рассказывать о том, что мы действуем там вопреки интересам Америки, я просто откровенно смеюсь.

Вопрос журналиста: А в чём интерес Америки, чтобы мы там действовали?

Игорь Стрелков: А интерес Америки заключается в том, чтобы нас втянуть в ещё одну безсмысленную и заранее не победоносную войну, чтобы мы побыстрее растратили свои финансовые и все остальные ресурсы и остались ни с чем. Чтобы приблизить внутри политический кризис в России. Системный, который у нас, собственно говоря, разворачивается.

Американцы нас ещё могут пригласить, ещё в какой-нибудь войне поучаствовать. Они вот так вот аплодируют (показывает) Владимиру Владимировичу за то, что он сам залез во второй капкан. Вот мы сидим в одном капкане в Донбассе, ни туда, ни сюда. Ни победы пока, ни поражения, а обстрелы там каждый день, что деморализует местное население чрезвычайно. А вот влезли ещё в сирийский капкан. И тоже, только-только там начались какие-то результаты, вообще, хоть какие-то (хотя я считаю их чисто тактическими, но тем не менее) — сразу война оказалась остановлена, аналог минского перемирия. В результате, опять же, мы оттуда не можем выйти, потому что там ничего не закончилось, и не можем победить.

Игорь Стрелков: А кто-нибудь из наших чиновников ответил за провал на украинском направлении? Зурабов как сидел послом, так и сидит. Сурков как два года, которые протаскивал минские соглашения, которые нереализуемы были с самого начала, это понимал каждый умный человек… Сурков, может быть, отстранен? Нет, он ордена получает регулярно у Путина. Здесь проблема в том и заключается, что у нас пытаются, вот Путин попытался в 2014 году решить совершенно новые задачи своей прежней командой. А команда заточена только на распил и откат. Команда заточена и может работать только в условиях высоких цен на нефть, халявных цен на нефть. А в кризисной ситуации эта команда работать не может и не хочет. Она продолжает воровать и пилить, и откатывать, проваливать все, что ей поручают. С этой командой можно провести Олимпиаду, безумно дорогую. В семь раз дороже сметы. С ней можно мундиаль замутить. Именно замутить мундиаль по Мутко. Но с этой командой ни воевать, ни перестраивать экономику, н и реформировать, ни противостоять международному давлению не-воз-мож-но. Хотя бы по одной простой причине, что они все ментально там, на Западе. Посмотрите на нашего айфончика, Дмитрия Анатольевича Медведева, или посмотрите там на Шувалова, кто там еще –Дворковича.

Журналист: Кудрин еще.

Игорь Стрелков: Ну, Кудрин – это личный друг, он сейчас не у власти, он просто личный друг. Но они все, все – родом из девяностых, как говорится. Они все мысленно на Западе, там они, там их дети. Как можно было поручать политику проводить на Украине человеку, у которого семья в Лондоне, скажите мне. Почему его не отстранили сразу? О каком суверенитете может идти речь.

Журналист: Он в разводе

Игорь Стрелков: Ну, хоть он и в разводе, семья-то в Лондоне, дети там

Журналист: Это определенно?

Игорь Стрелков: Это не определенно, это точно известно. Никто это не опроверг, никто это не подтвердил. Если я об этом столько раз заявлял, и никто на меня в суд не подал. Владислав Юрьевич может воспользуется, может докажет, что у него семья здесь, в России. И Наталья Дубовицкая, это его бывшая супруга, от которой у него дети, гражданка России. И дети у нее здесь. Вот если он это мне докажет, то замечательно.

А у Лаврова? А пресс-секретарь Президента, который по факту у нас является очень важной фигурой, поскольку он говорит от имени Президента, он женат на американской гражданке. Я, конечно, не против браков. Но о каком суверенитете мы можем говорить тогда как таковом?

Журналист: Простите, но это спортсменка…

Игорь Стрелков: Навка, Навка, гражданка Соединенных Штатов. И удивляться, что эта команда все провалила и продолжает проваливать, нисколько не следует. Так она и дальше будет все проваливать. До самого конца она и дальше будет замораживать ситуацию

Вопрос журналиста: Может, это они специально, так заложено, что они жертвуют этим?

Игорь Стрелков: Мне глубоко наплевать, на то. Что они там решают. Я смотрю на их действия. Что там они о себе думают, я не знаю. Возможно они думают, что они все великие государственные деятели, подобные Сперанскому, Горчакову, Витте. А в реальности это мелкие людишки, прорвавшиеся к власти, просто проехавшие в составе определенной корпорации. Которые вцепились во власть как клопы и собираются за нее держаться до конца. При этом вообще ничего не делают сами. Вот они сейчас откровенно собираются кризис пересидеть, просто пересидеть. Авось, пройдет, небось народ нас не свергнет …

Журналист: Цена поднимется опять…

Игорь Стрелков: Да, цена поднимется опять, и все у нас будет хорошо. А альтернатива у них только одна – тот же самый Ходорковский, тот же самый Навальный, тот же самый Касьянов с Кудриным…. И большинство эта альтернатива вполне устраивает. По одной простой причине – это тоже свои, вместе в одних клубах сидели, вместе отмечали праздники. Вот позавчера Владимир Владимирович Михал Сергеича Горбачева тепло поздравил с 85-летием. И как мне относится к нашему президенту, который рассказывал, как Ленин заложил бомбы под Советский Союз, про Сталина говорил, что политика Сталина была неправильной и награждает, и поздравляет человека, который привел к крупнейшей геополитической катастрофе Россию

Журналист: Который является Иудой..

Игорь Стрелков: Иудой. Вот пожалуйста – позавчера у нас президент поздравил с 85-летием Иуду. Тепло. И официально. Возвращаемся к вашему первому вопросу – предан ли я нашему Верховному Главнокомандующему. Я предан только России и народу, больше никому. Верховному Главнокомандующему я буду подчиняться только тогда, когда он будет командовать. Потому что если Верховный Главнокомандующий в один прекрасный, вернее, не прекрасный совсем момент, заявит по телевизору, что он сдается, я ему, естественно, подчиняться не буду. А он может сдаться, может капитулировать.

Вопрос журналиста: Может это хитрый план?

Игорь Стрелков: У нас этих хитрых планов знаете сколько было? Море просто хитрых планов. А на выходе дырка от бублика. Все-таки давайте не будем думать, что там сидят люди…Ну, они же никто вообще – вот все наши велики геостратеги, включая Суркова, который там на восьми досках играет, наверное, в покер. Или как Остап Бендер, в Нью-Васюках, насколько я помню эту историю, играл на многих досках… Вот у нас такие вот жулики, проходимцы, не имеющие никаких заслуг перед страной – как их там назначили, за что они там встали, как они попали в министры, как они попали в администрацию президента? Да никак! Из Альфа-Банка их командировали, как Суркова в свое время, с целой командой. А не хотите ли поработать в Администрации Президента?

Журналист: Правильно!

Игорь Стрелков: Да. Откуда у нас появляются Сердюковы в Министерстве обороны? Они что, какие-то заслуги имели перед армией, перед страной? Кроме как квартиру Владимира Владимировича в Питере обставлял в свое время еще. Да никаких! Никаких заслуг нет, это такие же люди, как мы с вами. Такие же, не имеющие ну ничего, случайно попавшие во власть. Думать, что они могут родить какие-то хитрые планы? Я насмотрелся на многих наших генералов на службе. Во (стучит по столу)! - Сидите, я сам открою! Многие. Генеральские погоны и эполеты, и должности, и высокие кресла мозгов, к сожалению, не прибавляют.

Игорь Стрелков: Главное – чтоб не было поздно. Потому что когда дом горит со всех четырех углов, поздно бежать к соседям за ведром, чтобы его заливать. Поздно. Времени осталось всего ничего и надо начинать радикальные действия не тогда, когда дом уже загорелся, а тогда, когда видим, как мальчишки несут керосин, чтобы дом поджечь. Вот сейчас на глазах на наших закладываются керосиновые бомбы под углы дома, чтобы он загорелся. Но не делается ничего. Что он сказал на последней коллегии ФСБ? О борьбе с националистами! Это с нами, получается – я тоже считаю себя националистом. Ну давайте бороться с националистами. С либералами не будем бороться. Зачем? Они уважаемые люди, уважаемые партнеры, дорогие. А с националистами надо. С какими только он забыл добавить. Видимо, с русскими – кто у нас еще националист. Все остальные у нас не националисты, а просто соблюдают свои культурные и национальные традиции. То есть Путин - ясно же, для него бумажку писали, не он сам же писал, президент у нас мало что пишет сам, если вообще что-нибудь пишет. Ему вон – подсунули текст, он его зачитал. По факту – это слова Президента, задачи, которые он ставит крупнейшей спецслужбе страны. Что, других, больших опасностей нету? Ну есть там, он еще назвал, возможность вмешательства иностранных сил. Назови ты эти иностранные силы! Тогда надо, все-таки, провести грань – где ты видишь иностранные силы подрывные, а где уважаемые партнеры. Нельзя одних и тех же людей обвинять, что они пытаются раскачать ситуацию в стране, и посылать им, как говориться, каждый день … и сидеть с ними за столом переговоров, и рваться с ними на процессы по Сирии и Украине.

Вот это все и получается двойная мораль, двойное лицемерие – это шизофрения, ни до чего хорошего не доведет. Стулья, на которых сидел Путин – либеральное окружение и плюс патриотическая риторика – стремительно раздвигаются. Скоро его задница окажется на полу, как у Януковича. Тот тоже на двух стульях балансировал, туда-сюда пытался пересесть и провалился по середине.

Вопрос журналиста: Януковичу было, куда бежать.

Игорь Стрелков: Да. Ну, если Китай Владимира Владимировича примет... Я профессиональный пессимист. Я, извините, работал в органах безопасности, которым в первую очередь, надо выискивать опасности и возможности для их устранения. Поэтому мой взгляд, может быть, немного односторонний и прямой. Но этим опасности реально существуют, и если с ними не бороться и не купировать, они обязательно рано или поздно сработают. Обязательно выйдут на поверхность, обязательно будут попытки их реализовать. У нас проблема заключается в том, что все проблемы страны начали сходиться в одну точку. Одновременно. Знаете, как концентрические удары на одну цель. Экономический спад, внешняя нестабильность: Донбасс, Сирия – с перспективами их. Вот все эти стрелы – низкие цены на нефть туда же, тоже разочарование в Путине патриотов, резкое недовольство им либералов. Раскол в самой системе власти очень важен, потому что есть люди, которые готов ценой капитуляции России вернуть себе привилегии, которые были и сохранить. А есть люди, в окружении, даже из олигархов, которым это не подходит – они только с Путиным, без него они никто. Вот все эти стрелы начинают сходиться в одной точке, в этот год, это 16-17 год. Это осень этого года, это следующий год – 17. Все этим проблемы усугубляются и ведут в одну точку.

Игорь Стрелков: Если мы даже в Сирии именно упремся, то в итоге мы можем дойти действительно до порога применения ядерного оружия. А если мы в Сирии не упремся, то мы автоматически будем, рано или поздно, вынуждены оттуда убраться, без славы, не солоно хлебавши, и бросив всех наших последних союзников. Но тогда зачем мы туда влезали? И почему надо было влезать недостаточными силами и средствами? Если мы не можем себе их позволить, там стотысячный контингент, условно говоря, или хотя бы пятидесятитысячный, то тогда зачем надо было влезать вообще? Я всегда исхожу из того, что если ставится военным ставятся задачи, должны быть выделены достаточные силы и средства, для их решения. А если этих сил нету, то тогда не надо военных вообще привлекать. Это не имеет никакого смысла – финал-то будет в любом случае позорный. Не для армии, которая там реально воюет, не для тех людей, которые выполняют свой долг, а для власти, которая не смогла организовать. Начала войну, не понимая, для чего это делается. Только для того, чтобы сесть с американцами за стол переговоров и снова стать рукопожатными? Может быть. Может быть, и для этого.

Игорь Стрелков: Армия Соединенных Штатов, как бы мы ее там не ругали, это самый ударный элемент НАТО, она исключительно сильна, она исключительно боеспособна. Она имеет огромный опыт крупных боевых операций, которых у Советского Союза не было вообще, наверное, с послевоенного времени. Поскольку одна «Буря в пустыне» и повторное завоевание Ирака – это масштабнейшая военная операция с привлечением сотен тысяч военнослужащих, десятков тысяч единиц боевой техники, и, наверное, сотен тысяч единиц не боевой техники, флотов и так далее. То есть, такого уровня операций даже Советский Союз не проводил, и даже в Афганистане, где был наш ограниченный контингент. Опыт у них есть, и опыт очень серьезный. Опыт очень серьезный, причем, когда пытаются сослаться, что русские, там не воевали с иракцами, с арабами…Ну, мы в Донбассе не смогли с Украиной воевать также. Почему – это другой вопрос, по политическим причинам, не по политическим. А они сумели, и провели, и все свои боевые задачи они решили. Да они сейчас оттуда уходят, но им просто не нужно там находиться. Они свои задачи решили. Афганистан они разнесли в хлам, Ирак разнесли в хлам, Сирию разнесли в хлам – а больше им ничего не нужно, они сейчас разрушают Старый Свет, просто сносят его. Им не нужно там организовывать порядок, не нужно там ничего делать. Им достаточно развалить все и уйти. Все. Поэтому преуменьшать возможности противника и пренебрежительно относиться только потому, что мы крутые русские, а они крутые пиндосы нельзя. умеют они воевать в современной войне. А то, что они небольшие потери несут – так это только в плюс – чем меньше потери при выполнении таких задач, как завоевание целого региона, тем выше показатель их профессионализма. И того, что они ценят людей, ценят свою кровь.

Большое спасибо за отекстовку видео Тамаре А. (ти-груша) и Ольге Ю. (Night)



____________________________________________________________________________
*«Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.
использованы материалы: Агенство "Новороссия"
Прокомментировать
Социальные комментарии Cackle
© 2016-2017 Проект ИА «ВБлокнот». Разработка VtopSearch.ru. Возрастные ограничения 18+

При использовании материалов сайта istrelkov.ru активная гиперссылка обязательна.

Войти через социальные сети: