Хроника «Русской весны»
Хроники слива

Виктор Аркан: Дебаль

30-05-2020

Наиль Нурулин: мемуары.

Виктор Аркан: былина, зарисовки.

Том 1

(750 репродукций прилагаются к тексту.)

От автора:

75 лет... Столько прошло со дня Великой победы. Нашей Победы! Много это, или мало? Для одного поколения – это вся сознательная жизнь, чаша, наполненная позитивными и негативными событиями, накладывающими отпечаток на образ жизни потомков. Для Общества – это перевернутый лист «Календаря Истории», где вписаны ключевые моменты и зафиксированы причинно-следственные связи событий, фактически обосновывающие тот или иной вектор выбранного пути Обществом, сотканным в единый ковер, состоящий из отдельных нитей жизни каждого человека, Рода, поколений - фрагмента общего рисунка. Жизнь такова от Сотворения...

Всем известно расхожее высказывание: «если б молодость знала, если б старость могла»... Почему опыт прошлых, прожитых лет старшего поколения, перестает быть востребован потомками? По каким причинам целые поколения становятся «беспризорными», «Иванами, непомнящими родства», живущими без образов (примеров подражания)?

Основы в образах – Заповеди, давно перестали быть нормой. Жизнь без образов, всуе, безОбразна и потому – безобрАзна. Кто сегодня может внятно ответить на вопрос: зачем люди, восседая на холме прожитой жизни и наблюдая за очередным «забегом по кругу» подрастающего поколения, пишут выхолощенные мемуары, участь которых –пылиться на полках не востребованными?

Иное дело, если авторы хотят поделиться жизненным опытом, мудростью, сделав работу над собственными ошибками, дабы их не повторяли другие...

По этой причине мемуары на военную тему необходимы как воздух. С незапамятных времен сказания и былины предков закладывали сакральный смысл в образах, связывая традицией генетический код нации.

Сегодня мы слышим со всех колоколен, что в самом корне Православия заложено Прощение! Только прощение следует после покаяния! Не сотворив молитвы пред Образом Вседержителя, не раскаявшись, не получишь прощения – не спасешь душу, а в этом как раз и кроется наш сакральный код спасения тысяч вокруг тебя (и после себя).В мемуарах говорить на военную тему без покаяния и прощения можно, но бессмысленно!

Человеку необходим наглядный пример. Без наглядных достойных жизненных примеров нет образного восприятия различий меж Добром и злом, поступком или проступком... Да, Образы есть, но где образец в жизни, образчик? Люди говорят: «...раз жизнь такая, то грех - это данность...». Кто из нас без греха? – Спор, подчас, с пеной у рта. Но в таких «разборках по душам» всегда достаточно вспомнить распятие на Голгофе и разную долю тех, кто был распят с Христом...


***

«Ратные подвиги русских воинов, величие духа преподобных угодников Божиих, жертвенность, исповедничество и мученичество сотен тысяч наших соплеменников - все это не просто штрихи отечественной истории. Это вехи служения России, высокого служения, к которому призвал Господь этот народ и эту землю. Христианская проповедь своей жизнью и сохранение Святого Православия для всего мира, пребывающего «во тьме и сени смертной» (пс.106. 10), - достойное призвание, осознавая которое, постигаешь сердцем смысл бытия России, смысл жизни и смерти за нее».


Родион Часовников «Россия- последняя крепость».



Былина «Дебаль»

1

часть 1

«...-Праздничный салют Победный,

Нам большой ценой достался,

Весь Народ на бой поднялся…» -

Так рассказывают детям,

Той Войны былой бойцы…

Знанья пращуров нести,

Наш черед теперь ребятам,

Через правду - быль солдата,

Боевого ветерана,

Шедшего в колонне строем…

В сорок первом, перед боем…

Через гром Победных залпов,

Через грохот грозных танков,

Дети смогут осознать,

Что Отечество и Мать,

Должно грудью защищать!

Не понять малым иначе,

Честь и Слава что такое,

Доблесть, Вера, Сила Воли,

Сострадание - тем паче.

Только в образе Героев,

Это можно передать,

Чтоб Историю живую,

Смог ребенок прочитать.

Чтоб наглядно смог усвоить,

Летопись былых Веков,

И своим умом расстроить,

Планы подлые врагов!

Вот зачем мы вместе с внуком,

Фотографии несем,

С дедом и… погибшим другом...

Мы «Бессмертный полк» ведем!..

Реваншист, набравшись злобы,

Власть майданом захватив,

В стан врагов перескочил,

Рода Корень вырвать чтобы...

Встав в единый общий строй,

Вместе мы сильней любого,

На всю голову больного,

Недруга Руси Святой...

Мир наш русский под огонь,

Перекрестный попадает,

По-другому не бывало,

С незапамятных времен…

Мы не можем им опять,

Память дать свою предать,

В рабство жителей загнать,

Землю захватив, продать.

Под Крыло нам нужно взять,

По границам всех соседей,

При любых, не дай Бог, бедах,

Чтоб могли друзей созвать.

Верить мог чтоб ветеран:

Насмерть что не зря стояли,

И в бою ура кричали…

Что их подвиг нужен нам:

Поколеньям всем живущим:

Матерям, ребенка ждущим,

Братьям, сестрам во Христе,

Детям без отца, вдове…

К той эпохе прикоснувшись,

Внуки встанут перед дедом,

Скажут, с глаз слезу смахнувши:

-Дед, спасибо за Победу!..

Дед посмотрит на ребят

И укажет на солдат:

-Им спасибо, что живете,

Наши песни что поете,

Памяти не предаете,

Связи рода бережете…

То, что мы идем Парадом –

Им сказать спасибо надо!..

Нашей Связи поколений,

Разорвать не удалось,

Хоть повоевать пришлось,

Чтобы не было сомнений,

У врагов и идиотов,

Что пытаются на деле,

Лбами нас столкнуть доселе,

Не взирая на расходы.

Триколор Народ не спустит

И другому не позволит,

Вместе дом опять отстроит

И врагов в него не пустит…

Церковь миром вознесется:

Место в ней бойцам найдется

Всем, кто в бой ходил неравный,

Совершая Подвиг славный...


2


(…Знамена ратник не ронял...).

***

Прозападный политик лжет,

И откровенно лицемерит,

Что он понятья не имеет,

На землях кто Донских живет,

Пытаясь факты подменить,

Подтасовать и приобщить,

Историю веков подправив,

Знак препинанья переставив:

Туда, куда б ему хотелось,

Его чтоб песни всеми пелись,

Под дудку НАТОвских шутов,

Держа нас всех за простаков,

С подачи шефа Пентагона,

Окно состряпав овертона*,

Из кожи вылезая вон,

В обход протестов стран ООН…

На референдуме Дончане

И Луганчане показали,

Всем, кто не знал, или забыл,

Что на Донбассе – Русский Мир!

Мы тот и есть Донской Народ,

Спокон веков, от Сотворенья,

В Степях Донбасса что живет,

Из поколенья в поколенье,

Оберегая от набегов,

Курганы ратников несметных,

Приумножая Славу предков,

Построив Миром Полк Бессмертный!!!

…Знамена ратник не ронял

И с ними Веры не теряя,

Своих позиций не сдавал...

Коль приходилось отступать,

Без боя их не оставлял.

В кулак все силы собирая,

Обратно земли возвращал.

И воцарялся Мир опять…

Мемориалы рати павшей,

Историей Народа ставшей,

Молчат пришедшим к ним о том -

Зачем на Свете мы живем…

***

...Юго-Восток жил и живет,

Переживая все невзгоды,

Наперекор врагам встает,

Всем мыслимым смертям назло.

В который раз уже Народу,

В «век перемен» жить суждено...

Набат на Русских землях бьет:

Знать подошел и наш черед,

За Русский Мир стеной стоять,

На землях Родины своей,

Врагов атаки отражать,

Которых в мире нет подлей!..

Предатель своего Народа,

Опасней и подлей «волков»;

Врагов людских «чужой породы» -

Иуда - вот кто он таков!

Всевышний шельму примечая,

Своей печатью помечает,

Чтоб люди с ней не церемонясь

(И это должно всем усвоить),

Первопричину устраняя,

За горизонты изгоняли

Проказу жизненных устоев,

Побив, как предки – смертным боем!..

***

Дух Богатырский в нас живет,

Культурный формируя код:

Честь, Совесть, сила Воли, Вера,

Соборность… Песня, Слово, Дело!

Нам песня строить помогает,

План жизни собственной писать,

И планы эти воплощать…

Достойно каждый жить желает!..

Народ металл у домны льет,

Дает угля и верит в счастье...

Тут русский Дух, тут Русь живет

И Вера Господу не гаснет!..

***

...Мы «Миром мазаны» одним

И молимся одним Святым,

От поражений шли к победам,

Одни переживали беды,

Единый «корень предков»* знаем

И Землю - матерью зовем,

Которой мы детей рожаем

И ей же отдаем потом...

...Когда закончится война,

Напишут жители о ней,

О непростой судьбе людей:

Она на всех у нас одна!..

Расскажут, как в «лихие» годы,

Волос прибавилось седых,

Поставят фильмы о Героях,

Увековечив память их...


3


Часть 1

2015 год

Автор.

Сметает ветер перемен,

С времен, потрепанных изрядно,

Листвы пожухлость... Календарных

Листов, попавших вихрю в плен,

Один слой сверху на другой,

Под древо бытия ложится,

Всей жизни нашей непростой,

Мешая были с небылицей...

Ощущения контуженного бойца в прострации.

...Земля на месте развернулась,

На собственной оси своей

И в миг один перевернулась...

Остановилось будто время:

Душа от тела отслоилась,

В нирвану бездны провалилась,

Где стало зримым всё и явным,

Живым, осмысленным, понятным...

***

1986 год.

Раненый десантник приходит в себя.

«Опять, похоже, я в «Раю»…

Я был здесь, помню... Дежавю»...

Век не разнять - как в паутине...

Автор.

Сквозь свист ревущих мин, снарядов,

Ракет летящих «звездопада»,

Боец вдруг слышит плач дивчины...

Мысли раненного бойца.

«Мне сон бредовый, что ли снится?..

...Никак не разлепить ресницы:

Я дома что ли? Мама плачет?..

Я снова со скалы свалился?

Нет, не похоже: все иначе...

И запах дезинфекции…

Больница? Я опять разбился?

Лежит на кладбище машин,

«Чезет» мой, став коллекцией

Пружин, болтов и рваных шин?

Где я? И кто тут рядом ноет?

И кто кого за стенкой строит?..

Так... Что случилось? Помню - взрыв...

Шум в голове - похоже жив.

Ну, вроде, голова на месте:

(Не стал я, значит, «грузом двести»),

Да, кружится, как в мельнице

И волосы шевелятся...

Перебинтована? Похоже,

(Раз уши давит, тянет кожу)...

Эх, почесать бы… Руки где?

Фантомных болей, будто, нет...

На месте тоже, - пронесло:

(От сердца даже отлегло),

Без рук хреново было б мне...

Я хоть одет, или раздет?»...

Автор.

Сбивает с мыслей шум сторонний –

Тягучий звук – «потусторонний»,

Мешает с мыслями собраться,

В происходящем разобраться...

Сквозь фоновый шум раненый слышит песню под гитару.

Гитары кто-то струны рвет...

««Груз двести»... Песня о тюльпане?*

Так это ж Розенбаум поет!..

Боец повторяет про себя перефразированную строчку из песни...

«...Несут на Родину героев,

Которым там могилы роют...».

В санчасти, что ли я, в Афгане?»...

Автор.

В палате девушка ревет,

Себя ругает и зовет,

Набитой дурой:

Монолог (в сердцах) медсестры.

«…-Надоело!..

Пусть бы ругали, но за дело...

Рапорт сегодня же подам...

На шею сесть себе не дам!

Я не какая вам не киска,

А интернационалистка!

Да лучше б - в Питере осталась!

На кой война мне ваша сдалась?

Плевала я на службы стаж –

Год за три - этот льготный ваш,

Внешторга чеки* ваши эти

И куры дохлые в пакете...».

Автор.

…Глаза открыл и онемел...

Лоб под повязкой аж вспотел!

Мысли раненного бойца.

«Вот это да, ну надо же...

Я точно - в Рай попал уже!..

Похоже все таки - не сон... ».

Автор.

В халатике стоит блондинка,

В глазах огромных - по слезинке...

Мысли раненного бойца.

«Рай если есть - то это он... ».

Раненый обращается к медсестре.

-Не уезжай, побудь со мною...

Медсестра «смешалась»...

-Ой, слава Богу, ты очнулся!

Раненый десантник.

-Я ног не чувствую совсем.

Медсестра.

-С ногами - ни каких проблем!

Все будет в норме! У тебя –

Раненье и контузия:

Швы скоро волосами скроет.

Осколок кости лишь коснулся.

Позавчера саперы ваши,

Тебе сварили мумие,

Мазь сделали из этой каши.

Я наношу на швы её...

Медсестра открыла короб с прокипяченными шприцами.

Хирург сказал: «Тебе везет,

До свадьбы рана заживет.»...

Нельзя к растяжкам близко так,

Бродячих подпускать собак.

Раненый десантник.

-Я отогнать их и хотел,

От телевышки… Не успел...

До взрыва за секунду сел,

За камень, где мой друг сидел...

Медсестра.

-Володя? Он и приходил...

И мумие он приносил,

Сказал, что вечером придет,

Если с колонной не уйдет

В сопровожденье, до границы...

Ах, да... Ты ж ничего не слышал...

Вчера колонну ведь сожгли!..

Через Саланг бензин везли...

Закрыли духи перевал,

Взорвав под БТРом мину,

Затем ударили им в спину...

Комдив дивизию поднял

Вчера, всю по тревоге сразу...

Ждут к наступлению приказа...

Минеры ваши, снайпера,

С разведкой сразу улетели,

Но на подмогу не успели

И сами чудом уцелели:

Не завалили их едва

Из ДШКа, чуть хвост задели...

Всем перемириям - конец...

Пока что это все, что знаю.

Раненый десантник.

-Нагадил смертник - пес, подлец!..

Теперь лежи тут, как мудак...

И сколько мне валяться так?

Все в бой, а я тут загораю!..

Медсестра.

-Дим Димыч, держит три недели,

Не меньше двух, по крайней мере...

Майор хотел тебя в Кабул,

В центральный госпиталь отправить,

По телефону разбирался,

Что нет машины... Так ругался,

Что снова поломал свой стул...

Хотел по струнке всех поставить...

Раненый десантник.

-По струнке строят, а не ставят.

Медсестра.

-Вот именно!.. И нас всех травит!

Раненый десантник.

-С ним можно хоть договориться?

Медсестра.

-Удачу думаешь поймать?

Не стоит.

Раненый десантник.

Может разозлиться?

Медсестра.

Ты хочешь месяц тут торчать?

Раненый десантник.

-У нас удачи не желают,

Она изменчивой бывает,

Десант приветствует успех,

В делах своих военных всех...

Есть что попить?

Медсестра.

-Сейчас компот и соку банку принесу.

Сок виноградный подойдет?..

Дай, изголовье подыму*...

Да не давись... Ну вот... Ещё?

Раненый десантник.

-Спасибо... Ноги бы размять…

Поможешь мне с кровати встать?..

Я голый что ли?!

Медсестра.

-Ну и что?

Ты не стесняйся, не красней...

Когда везут вас с боевых,

У вас, десантников живых,

Секретов нет от нас, врачей...

Раненый десантник.

-А есть одеть хоть что ни будь?

Медсестра (наполняя шприц) .

-Гулять запрещено. Забудь.

Пока что с «башней» разберись.

Раненый десантник.

-Я бы попробовал и встал...

Медсестра.

-А ну-ка, задом повернись!

Укол никто не отменял.

В реанимации - лежат!

Ты слушай то, что говорят!..

Сейчас майору доложу

И за кальсонами схожу,

К завхозу нашему в каптерку.

Лежи, я скоро. Я не долго.

Сам, без меня не подымайся!

Не вздумай! Даже не пытайся...

***

2015 год.

Мысли раненого бойца.

«...Как ее звали?.. Точно, Ольга...

Опять война? Дурдом какой...

Нет, я больной, но не на столько...

Ну ж, соберись! Глаза открой...

Все это - лажа - полный бред!..

Так я в больнице, или нет?..».

автор.

Опять сбивает с мысли шум –

Звук рвущихся гитарных струн,

Мешая с мыслями собраться,

В происходящем разобраться...

Сквозь фоновый шум раненый слышит песню под гитару.

«...Мы проклинали все ...работу,

...«Бача» подвел к потерям роту...».

Мысли раненого бойца.

«Нет! Мне уже не двадцать лет...

Я - бородатый, старый дед!..

Казачье радио в эфире...

Стаханов... Все теперь понятно:

Нас минометами накрыли,

Когда мы шли к «Восьмому марта»*…

И что случилось? Точно: взрыв...

Болит все тело - значит жив...

Где я, и кто тут рядом воет?

И кто за стенкой матом кроет?»...


4


(…Под оккупацией Народ...).

Раненый, открыв глаза, увидел перед собой женщину.

-Привет, Танюша, как дела?..

Татьяна Осипу.

-Очнулся!.. Осип, дорогой...

Я каждый день вестей ждала!..

Раненый Осип Татьяне (попытавшись улыбнуться).

-Теперь я весь, Танюха, твой...

А сколько я в отключке был?

Татьяна Осипу.

-Как залатали - двое суток,

Ты от наркоза отходил.

Осип Татьяне.

-Как двое суток?! Кроме шуток?..

И сколько мне еще валяться?

Татьяна Осипу.

-Пока не разрешат подняться...

Тут время быстро пробежит.

Неделя может, или две...

Потом поедем все ко мне...

Ребята ваши тоже тут:

Кайрат, Мирон, Таран, а Курт,

За стенкой у тебя лежит...

Осип Татьяне.

-Так это он всех кроет матом?

Татьяна Осипу.

-Ну да, но не один, с Кайратом...

«Мирон» - с «покоцаной» рукой,

А «Курт», «Кайрат» - с одной ногой.

У мужиков - вся жизнь насмарку...

Шахтеры ведь... Их всех - так жалко...

Куда теперь им всем податься?

Не в Лисичанск ведь возвращаться...

Под оккупацией Народ.

Вся Украина под пятой

Нацистов и евро-господ...

Попробуй рот на них открой!

Осип Татьяне.

-В Россию нужно ехать всем...

Татьяна Осипу.

-Что видит око - рот неймет:

Кто их с увечьями там ждет?..

Хватает там без вас проблем!..

Кто получение гражданства

И пенсию им там пробьет?

Все документы с Лисичанска,

Им Украина перешлет?

Осип Татьяне.

-Танюш, согласен я со всем,

Кроме того, что за «нулем»,

Мы им работу не найдем.

Сгущать все краски-то зачем?..

Татьяна Осипу.

-Ты, Осип, оглянись вокруг:

Среди друзей твоих, подруг,

Единомышленников сколько?

Я думаю, все тут - на койках,

Да мы еще - с девчатами,

Детьми их и внучатами!..

В регистратуре мне сказали,

Без паспортов вас принимали...

Проблем хватает с паспортами:

Кто в суматохе потерял,

А чей то - непригоден стал,

Для въезда - выезда в Страну...

Без документов - не пойму,

Как им ходить между постами?

Да и зачем? Дел, что ли, нету?..

Пустые хлопоты все это!..

Не нужно с места всех срывать.

Сначала паспорт пусть получат,

Ты им обязан дать понять,

Что вместе им - намного лучше!

Пропишутся и обживутся,

Легально чтобы жить спокойно,

Раз Землю защищать способны,

То и с хозяйством разберутся.

Осип Татьяне.

-Ты хочешь, чтобы теремок,

Как в сказке, мы поставили,

Тот, что не низок, не высок...

И новоселье справили?

Татьяна Осипу.

-Три дома есть у нас с сестрой,

Четвертый, дедовский, пустой.

Ремонта требует, конечно,

На Свете ведь - ничто не вечно.

Но он добротный и большой,

Подвал есть и этаж второй.

Гараж соединен с подвалом, дом –

Бывший панский - с полем, садом...

Сельпо в нем было при Союзе,

А в перестройку дед наш взял,

И на себя переписал...

Кто победил - того не судят...

За это до сих пор не любят,

Семью всю нашу, если честно.

Завистливые жили люди, тут

С нами раньше, по соседству...

Ты ведь в подвал туда ходил,

Лопаты ополченцам брал...

Чем он тебе не угодил?

Осип Татьяне.

-Танюшка, просто я устал!..

Не верю сказкам я, Танюха,

Никто не будет мучится;

В быту и головах - разруха...

Татьяна Осипу.

-Возьмитесь! Все получится...

Тут просто не было людей,

Пример готовых показать,

Казачий опыт передать,

Всей жизни собственной своей...

Кто-то хотел почистить летом,

Фундамент Церкви нашей местной,

Которой уж полсотни лет,

В поселке и в помине нет.

Не знаешь, случаем, кто это?

Казак сказал... И что?.. О то ж!

Осип Татьяне.

-Танюш, зачем ты так, хорош.

Я помню, амнезии нету.

Намеренья благие, Тань,

Известно всем, куда ведут...

Татьяна Осипу.

-А злонамеренность и брань,

К воротам Рая вознесут?

Осип Татьяне.

-Сейчас нет веры у людей,

Попавших в плен своих страстей...

Бабло повсюду побеждает

И добродетель унижает!

Душой своею отторгают,

Но изменить ни как не могут

Свой образ жизни... Лишь мечтают...

О благе личном молят Бога...

Судьбу злодейку проклинают,

Хотя все точно понимают,

Причины всех проблем своих

И знают - как уйти от них...

Татьяна Осипу.

-Так я об этом и сказала:

Объединитесь вы в дружину,

Постройте хутор для начала,

Зарегистрируйте общину!

Не там ведь лучше, где нас нет,

А там, где виден результат;

Где добрых дел оставишь след,

На месте, ноги где стоят...

Все, Осип, от тебя зависит… Т

Ты в это должен сам поверить,

Тогда пойдут другие следом,

Кто Жизни без Добра не мыслит.

Ты к людям должен встать лицом,

Не как другие, толстым задом...

И всем им крёстным стать отцом!..

Пойми, сейчас им это надо...

Для нас Вы сделали не мало,

Делились всем, что Бог послал,

Теперь вот, наш черед настал,

Помочь встать на ноги сейчас

Ребятам, вставшим за Донбасс

И семьям тех, кого не стало...

Готов ты, старый, снова в бой?

Осип Татьяне.

-Готов, Татьяна, но с тобой!..

***


5


(...Война прошла, но след остался…)

***

2019 год.

Автор.

…Смеркалось. Догорал костер,

Покровы с темноты срывая,

Во тьме кромешной исчезают,

Дом за забором, задний двор.

Огонь «протягивает руки»,

Сияньем северным мерцая

И тишина огню внимает,

Войны забыв жестокой звуки…

«Дед» Осип у костра присел

И по-хозяйски разложился:

На пень ореховый ложится –

Резная, костяная люлька,

Кусок струны для чистки трубки,

Сейчас ненужные тут спички,

Не по нужде, а по привычке

И ткнув прутком в угли - запел.

Осип «мурлычет» себе под нос.

«Черный ворон, черный ворон,

Что ж ты вьешься, надо мной,

Ты добычи не дождешься,

Черный ворон, я не твой.

Ты добычи не добьешься,

Я еще - пока живой.

Ты добычи не добьешься,

Я казак — еще живой»...

Мысли Осипа.

«Что ж мы делаем с собой:

Ругань, склоки бесконечно…

Почему блуждаем вечно,

В лабиринтах Жизни той…

В «битве» кто с самим собой,

Зло в себе искореняет

И Духовность утверждая,

Кто ведет «незримый» бой?»...

Автор.

...«Дед» мысли черные прогнав,

Планшетку с полушубка взял,

Постукал трубкой о пенек,

Недавно бывшего орехом,

Насыпал табака до верха,

Лучиной тлеющей разжег,

Вдохнул вишневый аромат

И щепку положил назад.

Подкинул хворост в цинк* большой.

Тот задымил и загорелся,

Туман поплыл и завертелся,

Глаза наполнились слезой…

«Дед» Осип каждый вечер свой,

Уединялся у костра,

Наедине с самим собой,

«Туман туманил» у «Креста»…

Тут планы и в войну верстались;

На день, неделю, месяц, год,

Считался «дебит и расход»

И «мысли в кучу собирались»…

Сегодня день прошел в прощанье:

С России гости уезжали.

Свой выезд на день задержали.

Не любит русский расставанье…

Нахлынули воспоминанья,

Перед глазами побежали,

Картины Славянска, Дебали

И овладели всем сознаньем.

«Старик» не очень-то любил,

С прошедшим временем общаться,

Наедине с ним оставаться;

Коль мог бы - многое б забыл...

***

1985 год.

Родился на Земле Уральской,

В селе «Некрасовцев» казачьем.

Царил в нем «мир старообрядцев»

И всуе жизнь их не касалась.

Но «бесов промысел» добрался

И до «двуперстников» однако:

Семьи у Осипа не стало,

Когда он в армию призвался...

Штаб отпуск дал на двадцать дней,

С родней своею попрощаться,

И в документах разобравшись,

Вернуться в Фергану скорей...

Попов,* учебки комполка,

В Союзе чтобы он остался,

Пристроить в части собирался,

Куда подальше — от греха...

А там - проставив все печати,

Пинком под зад: «...-иди, уволен,

Сержант, ты можешь быть свободен,

Ты снят с довольствия по части...».

Стоял ни жив - ни мертв курсант,

Пока Попов листал «настольник»,

Осип полковнику Попову.

-Товарищ гвардии полковник...

Так без меня ведь улетят!..

Меня нельзя тут оставлять!..

Я не привык своих бросать...

Нас, с одного села, тут много -

Шесть одноклассников со мной,

У нас у всех одна дорога,

Не дай Бог что... А я - живой.

Я ведь казак, а мы в походе,

Уходим все - и все приходим...

Я навещу их семьи там:

Родню, отцов и матерей...

Что трус - не скажут мне скорей,

Но не пращу себя я сам!

Нас было десять, стало восемь...

Сергей уже в Баграме ждет,

Олег сюда же, к нам идет...

Не можем мы друг друга бросить!..

Двоих мы раньше потеряли:

На мотоциклах дали газу,

Но не вписались… Насмерть сразу...

Тогда все ездить тише стали...

Я за семью спрошу потом,

Когда вернемся все домой,

Спокойно, с трезвой головой,

Перевернем все и найдем…

Полковник Осипу.

-Но у тебя прыжков - до опы...

Инструкторов толковых нет...

Послужишь Родине в спортроте.

Подумай сам... Ну, нет - так нет.

Борт в семь утра в Столицу твой,

Ты должен на него попасть,

Чтоб время даром не терять

И в строй со всеми нами встать...

Приказ пришел, дела вот сдам...

У вас - начштаба буду там...

Кру-гом, «буру бача»*, в фин. часть...

Курсант, приказ понятен мой?..

***

2014 год.

Автор.

...Закон всей жизни был нарушен,

Мир опускался, падал в бездну,

Синдромом был казак укушен

И оказался «жизни между»...

Война прошла, но след остался,

Затем – цвет флага поменялся.

Мир окунулся в мрак безбожный.

Что запрещалось – стало можно…

Республики пошли в разнос...

Их ветер перемен понес,

К чужим, враждебным берегам.

«Воз» этот и сегодня там…

Кто память прошлую порочит,

Беречь Историю не хочет,

Свой корень рубит, что есть мочи –

Добра, как правило, не помнит…

На всем пространстве постсоветском,

За редким списка исключеньем,

Мир повсеместно Страны рушат…

Сосед всем добрый стал не нужен?..

Была то первая война,

Потом Абхазия еще,

Чечня и Приднестровье все…

В Донбасс беда теперь пришла…

У Осипа в Союзе были,

Везде друзья-однополчане,

Служившие в Афганистане,

Друг к другу ездили, дружили…

Лихие времена настали,

Смешались «базис и надстройка»,

Предательство и перестройка —

Для всех – синонимами стали!

Власть всем наглядно показала,

Несостоятельность элиты,

Была которой - крышка вскрыта,

Пандоры ящика сначала.

Из за разброда и шатанья,

Страны огромной обнищанья,

Согласно Маршала наказу*,

Война пришла ко всем и сразу!

И вот уже – война вокруг.

Повсюду голову подняли,

Неонацисты-маргиналы,

Костяк составив беса слуг.

Ни Библии нет, ни Корана,

У беспринципной этой своры,

Казак не стал сидеть в загоне,

Смирившись с участью барана…

...В Афгане свой Панджшер прошел,

«Излом» Кавказский был потом,

Где Осип к морю «с гор спускал»

Понтийских греков, помогал

Попасть на греческий паром -

Грек тоже носит крест нательный!..

У Терека опять дурдом…

За это будет сказ отдельный.

После ранений подлечился,

На Черном море пообжился,

Женился, начал строить дом...

Но бес непрошено пришел,

Жену забрав, черту подвел...

Казак в стакане «растворял»,

Душевный свой надлом, не знал,

Как дальше «горемыке» жить,

И для чего… Горилку пить?

В стакане Истину искать?

Кто будет Мир тогда спасать?..

***

Попал случайно или нет,

В Звенигородский Монастырь,

С Отцом Святым поговорил

И бросив пить, служить остался

В охране, вместе с казаками.

В нем сразу своего признали,

И меж собой прозвали «Дед»,

Отныне только так и звался...

Настал четырнадцатый год...

В Стране готовился Народ,

Пройти всеобщим Крестным Ходом,

В Посаде Сергия Святого*.

Из Крыма казаки пришли,*

Стираться вещи разложили...

И узнают - Луганск бомбили*

И танки на Донецк пошли!!!

Готовность жертвовать собой,

В крови у Русского Народа,

Не преклоняясь пред судьбой

И вызовом любого рода...

Переглянулись и решили:

«Гостям» шахтеры будут рады...

«-В Новочеркасск заехать надо,

Чтоб казаки нам пояснили,

Где на границе там свои.

Война идет - все знают точно,

Идти на помощь нужно срочно!

Вопрос: где наши, где враги?».

Хоть едут все «в один конец»,

Но нужно в строй сначала встать,

Узнать, как выглядит боец,

Что будет спину прикрывать...

...«Дед» помнил каждого из них,

По позывному и в лицо,

Не меньше сотни лиц, кого,

Мы не найдем среди живых...


6


(…Блокпост поставили в низине…).

Часть 2

2019 год.

Михалыч, в прошлом ополченец с позывным «Танкист», Осипу.

-Ты, Осип, тут один сидишь?

Зову, зову, не отвечаешь...

Усы - веревками повисли.

Какой-то ты сегодня кислый.

Осип Михалычу.

-Да, вот, задумался, ты знаешь…

Тоскливо стало мне, «Танкист»...

Михалыч Осипу.

-Бекешу,* «старый», бы накинул,

А то застудишь снова спину.

Осип Михалычу.

-На это слово мы везде,

«Запрет» негласный наложили,

«Ато»* — не говорим уже...

Михалыч Осипу.

-А я сказал?

Тьфу — тьфу, забыли.

Я лучше, Осип, помолчу,

А то скажу опять чего...

Осип Михалычу.

-Вот и сказал.

Михалыч Осипу.

-И что с того!?

Осип Михалычу.

-Не обижайся, я шучу...

Из котелка чайку попьем?

Сейчас я дров в огонь подкину...

Михалыч Осипу.

-А помнишь, как мы в ту годину,

Вот так с французами сидели,

И вместе марсельезу пели.

Чай пили, грелись над костром,

Махру ядреную курили…

Где они нынче… Не звонили?

Осип Михалычу.

-Мы их «Пилату» передали,

В Донецк откомандировали...

Перед Дебалью он звонил:

Сказал — всех «в тыл определил».

Михалыч Осипу.

-И правильно… Тыл тоже нужен.

Дай Бог, живые все и служат...

Как думаешь, сюда заедут,

Когда в Россию вдруг поедут?

Осип Михалычу.

-Узнают, что их ждут, приедут,

А как же может быть иначе,

Решали вместе ведь «задачи»,

Мечтая выпить за Победу...

Найдутся сами, в интернете,

Ведь не в пустыне чай живут,

Напишут, в гости позовут,

Или приедут, в самом деле...

Раз виноградник есть уже —

Работа и для них найдем,

По силам их и по душе:

Донских улиток разведем...

Михалыч Осипу.

-«Таран» сегодня заезжал.

Мы за «Штаны»* с ним говорили,

Воспоминанья освежили…

Так он в былине показал,

Как танк «укропов» нам мешал,

Пройти «железку» «на сквозняк».

Как было — в красках описал...

Осип Михалычу.

Держи стакан... А пахнет как!..

***

Михалыч читает отрывок из будущей поэмы.

…Война не красит человека,

Сезон войны предельно сложен,

Идет «Душа с войны – калекой»...

«На Душу груз синдрома брошен».

Не первой свежести обноски,

Войны лихой цвета - не броски,

В тонах обычно черно-белых.

Лишь кровь в цветах гранатов спелых.

Свет пробивает тьму тоннеля,

Не про который «говорят»…

А тот, где заживо горят,

Братишки наши, в танке тлея!!!

На грани жизни, перед смертью,

Куда-то исчезает страх,

Уже меж ног не сводит пах

И нет ни тени сожаленья…

Танкист одними лишь губами,

Два слога «ма-ма» прошептал,

И про себя: «Как я устал…

Ребята, я иду за вами…

Увидев «Свет в конце тоннеля»,

Стоял и спорил, в смерть не веря:

«-Славяне, я иду… Я с ва…

Смерть, я живой… Ты не права!..».


***

Михалыч Осипу.

-Как написал?

Осип Михалычу.

-Да, он умеет,

Всю Душу вывернуть наружу...

Михалыч Осипу.

-Но только тем, кто эту Душу,

Хотя бы в принципе имеет!..

Ну, «Дед», пойду, еще дела,

Коптильню трэба запустить:

Треску пора уже коптить,

Ту, что «братва» нам привезла...

Салат на праздник будет - класс,

А рыбники когда мы ели?

Скажи, «Маманя», ведь по делу,

Была шеф-поваром у нас...

Осип Михалычу.

-Бог в помощь.

Михалыч Осипу.

– Тоже подходи,

Чего «массовку создавать»

И Крест Поклонный «подпирать».

Давай уже — с поста сходи...

***

2015 год.

Автор.

На воду и огонь смотреть,

Мы можем бесконечно долго.

То во весь голос, то негромко,

Казачью песню «любо» петь...

«Дед» вспомнил как под Рождество,

С «Маманей» накрывал «поляну»,

Французам было не понятно,

Что на столе и из чего...

Компоты, пироги с морковью,

«Под шубой» сельдь, из шпрот салат,

Гречишные колбаски с кровью,

Картошечка и сала шмат.

Торт, как в Афгане: из сгущенки

И перемолотых галет*...

Сегодня каждый наш кадет,

Его в походе приготовит...

«Маманю» звали, кто помладше,

Обычно просто - тетей Маней,

Француз, военный фильм* увидев,

Прозвал Марию Ромашишкой...

Мария первый раз услышав,

Обиделась на иностранца:

Мария Французу Жану.

-Ну «легушатник», это слишком!

Мы вам багеты печь не станем...

Татьяна объяснила ей —

«Тут нет обидного и близко…»

И что ромашка по-французски —

Так и зовется ромашишка...

Мария Татьяне.

-Так и сказал бы, «черт» нерусский...

Ну все, давай, зови гостей...

Татьяна гостям. (Знакомится с Осипом).

-К столу, присаживайтесь, просим...

Как Вас зовут, простите?

Осип Татьяне.

-Осип...

Татьяна Осипу.

-Татьяна... Родом Вы от куда?

Осип Татьяне.

С Урала, но давно там не был,

Служил... По службе ездил всюду...

Потом свободным стал, как ветер.

Татьяна Осипу.

-Семьей своей не обзавелся?

Осип Татьяне.

-Не получилось...

Татьяна Осипу.

-Что, развелся?

Осип Татьяне.

-Об этом лучше не сейчас...

Зовут к столу, похоже, нас...

***

2014 год.

Автор.

…Густая ночь. Горит костер,

Покровы с темноты срывая,

Во тьме кромешной исчезают,

Руины дома, задний двор.

Трещат дрова, бревно в огне

По середине прогорает,

И тишина… Она пугает:

Нет веры нынче тишине…

…Блокпост поставили в низине,

Закрыли бруствером от ветра,

На перекрестке - «Крест» по центру,

Пирамидально обложили

Камнями крупного размера.

Конструкция обледенела

И в свете фар машин сверкая,

Давить на тормоз заставляла…

Дождь ледяной стучит по веткам

И сам себя перебивает,

Когда ледышки задевают

Друг друга, как горох об стенку...

Французы вместе с «Коновалом» —

Глухим, «как тетерев», связистом,

С лицом «раскосого артиста»,

Пеньки своим «сушили» задом.

Свет фонаря прорезав тьму,

Моргнул «морзянкой» свой пароль.

С поста «ответили» ему,

Назвав ответный позывной...

Патруль с обхода возвратился

С бревном серьезных габаритов,

Сгрузил его у капонира

И у костра расположился...

Ребята битый часа впотьмах,

В полях разведку ожидали,

Промокли все и подустали:

Вторые сутки на ногах...

Серб и Испанец «вышли в свет»

Из темноты, где обитали,

Спросили:

Серб «Коновалу» (на ломаном русско-сербском языке).

«-Смена будет, нет?»...

Автор.

...И вновь растаяли в тумане...

***

Ополченец Александр «Станичник» «Змею», разведчику.

-«Змей», пару чурок кинь в огонь...

Автор.

Костру чурбак достался «в пищу»...

Костер, как лев, в свою добычу,

«Клыками впился» с двух сторон.

Леша, связист с позывным «Коновал», «Станичнику».

-К нам вроде скачет «джип» какой-то.

Разведчик с позывным «Кайрат» всем.

-Комбат приехал, кто еще?..

Ополченец «Мирон » (из патруля) всем.

—«Гаргона» смирно принял стойку...

Сейчас получит «втык за всё»…

«Станичник» «Мирону».

-Ну «отгребет» и что с того,

Не в первый раз ведь «нагибаться»…

«Мирон» «Станичнику».

-Не «по фен-шую»... В Рождество,

Начальству лучше постараться,

Не напрягать и напрягаться,

А поощряя улыбаться.

«Кайрат» «Змею».

-Пошли доложим, что вернулись.

«Змей» «Кайрату».

-Чтоб и разведка вся нагнулась?..


7


(…Тебя что, за хрен кто привел?..).

Автор.

…Комбат не весело глядит:

Комбат с позывным «Атаман» ротному.

-Где, ротный, ваш «Утес»* стоит?!

Где ты расставил пулеметы?

«Гаргона»,чтоб тебя… Вы что тут!

Где укрепленья, капониры?..*

Ты задом сам заткнешь все дыры?!

Ты что мне обещал, «Гаргона»!?

Ком. роты с позывным «Гаргона» комбату «Атаману».

-Строительство укрепрайона...

«Атаман» «Гаргоне».

-Ну хорошо хоть не забыл!..

В любой момент комбриг* нагрянет...

И мнимое тут явным станет...

Спасибо ротный, удружил!

Гнезд пулеметных даже нет!

Где рубежи для обороны?

«Тамбов»* узнает и «Корнет»*,

Заставят съесть при всех погоны!..

«Атаман» обращается к построившимся командирам.

-Да чтоб вас... Где мозги у вас...

Учу, учу, а все как дети:

Что те скулят, что блеют эти...

Ведь «за мужем» не первый раз!

«Гаргона» «Атаману».

-У нас людей – раз два - обчелся,

Домой, по хатам укатили,

Две трети роты соскочили...

С кем строить, воевать, смеешься?

Ком. взвода с позывным «Зёма» «Атаману».

-А если на-на-нацики «п-попрут»?

Боеприпасов с «гулькин х-х-хрен»!

Нас как цы-цыплят тут «пе-перебьют»...

«Атаман» «Зёме».

-Ты это брось! Не паникуй!

Всего страшней - не воевать,

А слепо панике поддаться,

В бою смертельном растеряться,

Доверье потеряв, сбежать!

«Атаман» обращается к «Гаргоне».

-Ты что мне глазками сверкаешь,

С каких пор трусом стал? Не знаешь?

Ведь ты ж был кадровым воякой,

А не штабною «рожей - сракой»...

«Атаман» обращается к командирам.

-Для тех, «кто в танке», поясню:

Война не терпит суеты,

Наград тут не важны понты,

Тут жертвуешь – сто раз на дню!

«Зёма» «Атаману».

-Так з-значит - мы тут же-же-жертва чья-то?

«Атаман», играя желваками, «Зёме».

-Не чья-то, взводный, а твоя!

Иди, не держат тут тебя!

Не будет пусто - место свято!

Тебя что, «за хрен» кто привел?

Сюда «быков, баранов» звали?

«Побыковать» тут «волю дали»?

Так тут не стадо! Зря забрел...

«Атаман», взяв себя в руки, «Зёме».

-Аполитично мыслишь, взводный!

Тут - «государственный вопрос»:

Сегодня Жертву ты принес,

А завтра брат поможет «сводный»!..

«Атаман» «Гаргоне».

-Французов с сербами возьмете.

«Гаргона» «Атаману».

-«Мозг» нам спихнул весь «интер-сброд»?

«Атаман» «Гаргоне».

-Других не будет, мы в «цейтноте»…

Вернутся все - под Старый Год…

«Атаман» всем.

-Тут местные сидят по хатам!..

Что, «инородцам» больше надо?

Гробам их родственники рады?

Им жить, по-вашему, не надо?..

Полгода не были мы дома...

Ты сколько раз был дома, «Зёма»!?

Сто верст не круг: взял «тормозок»

И в хату, к бабе под бочек!..

Я так скажу за иностранцев:

Они в бою не подведут,

На них надежи больше тут,

Чем на «засранцев и засланцев»!

«Атаман». понизив голос, всем.

-С недельку нужно потерпеть,

Мы за троих должны служить,

А не ходить вокруг… «галдеть»

И на команды «хрен ложить»!

Разведка через час вернется...

Бог даст - морозец крепче будет,

День-два - туман не рассосется,

Там - подкрепление прибудет...

«Атаман» обращается к ополченцу, прибывшему с ним.

-«Скоб», пулеметчика возьмешь,

На усиление пойдешь.

Попутно - жителям поселка,

Забросишь хлеб, крупу, тушенку...

«Атаман» «Гаргоне».

-«Глаза»* сменить, пусть отдохнет

И «кнопку»* - «змерзнет» на мосту,

Испанец с сербом на посту -

Въезд час десятый стерегут...

«Атаман» обращается ко всем.

-И не дай Бог - кому «нажраться»...

«Атаман» «Гаргоне».

-«Гаргона», «шлюхаешь» меня!?

С тебя, с сегодняшнего дня,

Серьезный спрос... Не расслабляться»!

«Атаман» дает распоряжение политруку батальона.

—« Таран», вам нужно тут остаться.

«Атаман» ополченцу Осипу, саперу-инструктору, с позывным «Дед».

-«Дед», за порядком присмотрите.

Я в Конокрадовку поехал...

Чуть что, мне сразу доложите!

Политрук батальона «Таран» «Атаману».

-Мне нужно «Крыма» навестить:

В Алчевск корреспондент подъехал,

Хотел у нас три дня пожить

И с населеньем пообщаться.

«Атаман» «Тарану».

-Вот сразу и вези сюда,

К связистам в хату поселите...

Условий нет - предупредите,

От куда он?

«Таран» «Атаману».

-Из Питера.

«Атаман» «Тарану».

-«Наследник» стойкости и Славы...

На «калиматоре»* поспит...

Вопрос, считаю, что закрыт,

А как зовут то хоть?

- Татьяна...

«Атаман», (потеряв дар речи) «Тарану».

-...В своем уме ли... «Мать честная»!..

Двор вам тут, что ли, проходной?..

Тут обстановка боевая!..

Мы ж с вами - на передовой!

«Укроп» в прицеле держит нас,

Стреляет, сволочь, повсеместно...

Гарантий тут никто не даст!

Каким, «Таран», ты думал местом!?

«Таран» «Атаману».

-Ты лучше с ней поговори,

Попробуй переубеди,

Я попытался, бесполезно

И, если честно - не уместно.

Они не первый раз Донбассу,

Гуманитарный груз везут:

По селам ездят на Камазах,

Еду и вещи раздают.

-Согласен, может ты и прав,

Пусть поживет... Но ты в ответе,

Теперь, считай, «за все на свете».

Не дай Бог что случится сдуру,

Серьезный выпишут нам «штраф» -

Рискуем все своею шкурой!

СМИ - власть хотя и небольшая,

Но власть, «какая - никакая».

«Таран» «Атаману».

-Так точно, будем осторожны,

По краю нашему пройдем,

Так под обстрел не попадем.

Потом на Кировск съездить можно...

«Атаман» «Тарану».

-На Конокрадовку не вздумай

Заехать с нею, до разведки,

Там снайпера бить стали метко...

«Атаман» «Гаргоне».

-«Гаргона», подь сюды и слухай:

Порядок в службе наведите,

«Бардак» с постами прекратите,

И связь... Теперь хватает раций?

Не исключаем провокаций!..

Я как тот «Дед, ети, Мороз»,

Махру и «Приму» вам привез.

«Гаргона» «Атаману».

-Табак, живем!!! Комбат, ты друг!

Подствольники!..

«Атаман» «Гаргоне».

-Бери семь штук...

«Атаман» всем.

-Для РПГ гранат возьмите,

От «Завы» это вам подгон.

Взводный «Урал» «Атаману».

-Тут масхалаты, мы возьмем?

Разведчикам...

«Атаман» «Уралу».

-Штук шесть берите.

«Атаман» всем.

Гуманитарку из России, пригнал,

«Евген» Каменск - Шахтинский,

Певец с концертом, бард Российский,

Владимир Май с ним приезжал...

Еще шестнадцать цинков вам,

Два ящика ручных гранат...

«Атаман» «Гаргоне».

«Хаттабки»* были у ребят?

Возьми по три, их много там.

А укрепляться - срочно нужно,

Ну вместе, навалитесь дружно,

Не дай Бог враг врасплох застанет,

Наш крайний бой - «последним станет»!..

***


9


(…Напополам тельняшка рвалась…).

Все Добровольцы - ополченцы,

Своим родным Донбасс считают:

Спадает напряженье в сердце,

Как только «ноль»* пересекают.

Их как родных и принимают...

Ведь каждый житель местный знает,

В «шахтерском стане» на Лугани,

Что мы один Народ - Славяне!

Вот и на днях ребята были,

С Москвы, из Питера и Пскова,

Гостинцы детям привозили,

Тетради... Много что другого:

Стройматериалы для ремонта,

Необходимые «Подворью»,

Столы и стулья «для застолья»,

Миноискатели для Фронта...

По тем позициям прошли,

Где «Доброволец» «смерть пощупал»...

За смерть никто тут и не думал,

Но пулю - многие «нашли»...

Повсюду «лент» куски лежали...

Гнездо тут было пулемета:

«Морпех» с «Одессой» тут, в окопах,

Уроки мужества давали...

Гнездо тут было пулемета.

Одесский юмор разводили,

Казачьей песней удалой,

Был памятен ребятам бой,

Врага где за Одессу били!..

«Напополам тельняшка рвалась»,

Не на себе, а на «укропах»...

«Своим» чтоб НАШЕ - не казалось,

Всем тем, кто бредит о «Европах»...

...Всех навестили, кто «не с ними»,

Кто «вместо них» в земле лежит

И вечным сном «мертвецким» спит,

Чтоб вместо них другие жили...

Повспоминали, постояли…

Из фляги водки всем плеснули,

Как должно было - помянули

И закуривши помолчали...

Сказали за Победу слово,

Которая всегда - за нами...

Не высказать всего словами...

Да и не нужно, право слово...

Своей познав всей «Жизни Суть»,

Войны Героям честь отдав,

Осколки, гильзы подобрав,

Отправились в обратный путь...

Шесть дней очистить помогали,

От зарослей в поселок въезд,

Поставили Поклонный Крест...

В войну хотели, опоздали...

тогда план схлопнулся в огне —

Застрял в Дебальцевском котле...

...Отец Владимир освещал:

Бойцов в молитвах поминал.

…Благословил Благое Дело...

Труд нужен и Душе, и телу:

Казачья кузня без подворья,

Как скит без собственной часовни,

Как без ворот сплошной забор,

Как баня русская без дров...

Тут будет школа мастеров,

Учебный центр - «Казачий Двор».

...Поставить решено Часовню,

На месте Церкви «с карты стертой»,

Фундамент где зарос полынью...

Святое Место - не пустыня!!!

...Из Петербурга мотоклуб,

Который все зовут «Штрафбат»,

Сопроводит готовый сруб.

Часовня будет – это факт!..

Сойдет Господня Благодать

На Русь Святую, вдохновив

Донбасс на Подвиги опять,

Святые Горы возродив.

Славяне перестанут ждать,

«Погоду с моря» и начнут,

Мечты Народа воплощать,

Избавив Родину от смут...

Глава 3

В гостях кадетов «взвод» остался,

Ватага шустрых мальчуганов,

Кто-то на лошади катался,

А кто - гнал с пастбища баранов.

Шашлык ведь нужно «заслужить»,

Так изначально повелось

И по душе самим пришлось,

Учиться дружно вместе жить.

Хотели «Юстаса» дождаться,

Сказали им - Наиль «подъедет».

Под годовщину Дня Победы,

Ему подарок полагался:

Двухтомник казаки издали,

Черновиков его военных,

О том, как люди воевали,

Как водружали флаг победный...

...Сегодня времена такие,

Что сами дети не читают,

Они «все видели, все знают»...

Так они думают, малые...

Кино, компьютер, интернет,

Который даст на все ответ,

Им заменил «живое слово»...

Век двадцать первый, что такого...

Все так вокруг и говорят,

От воспитанья отстраняясь:

«-Чему учить, нехай сидят,

Не напрягая мозг особо,

В игрушки режутся не маясь...».

Самим не стыдно право слово?!

Еще один день «даром» прожит...

Все как всегда... Одно и то же!..

Не дав им базовых понятий,

Смысл жизни нашей потеряем,

Любить Отчизну не заставим...

Примеры брать с кого им, кстати!?

Отрезан ломоть будет точно,

Тут даже к бабке не ходи.

Русь окружает круг порочный,

Теперь порви его поди...

Но попытаться все же стоит,

Ведь это наши с вами дети,

Начнем общаться и заметим:

Ребенок в мыслях Образ строит,

Где дом, семья на первом месте

И все друг друга понимают,

Сосед соседу помогает...

Где все чин-чином, честь по чести.

Побеждена где «бытовуха»,

В которой полстраны «под мухой»...

В мечтах своих себя заметит.

Как дальше жить себе ответит.

Его лишь нужно подтолкнуть,

Направив в нужном направлении,

На верный выбранный им путь...

Чтоб верил: то его решенье.

...Вот с нами дети у костра,

Рассказы слушают бойцов,

Прошедших ад боев отцов,

От блокпоста, до блокпоста...

За что сражались знать хотят.

Ждут обоснованный ответ.

Кривить душой - резона нет.

Вранья нам дети не простят...

Сергей, один из кадетов, сидящих у костра, задал вопрос «Деду» Осипу.

-А дядя «Юстас» будет, нет?

«Дед» Осип Сергею.

-Наиль Сагитович, кадет,

Пока что делом занят важным,

Еще приедет не однажды...

Наговоритесь, будь спокоен.

Имей терпенье, «бравый воин».

Кадет Михаил.

-А «Юстасом» его назвали, когда бандеровцы напали?

«Дед» Осип Михаилу.

-Вопрос твой тайною покрыт.

«Дед» Осип всем.

-Приедет, сам вам и ответит.

Расскажет все, не утаит...

Но я могу сейчас вам, дети,

Страницы книги почитать,

Чтоб знать, какой вопрос задать,

Самим ему что рассказать...

Хотите про «Дебаль» узнать?..


Глава 4

Запись в дневнике «Юстаса».

2015 год.

Подразделение “Рим” было создано Александром Гайдеем весной 2014 года и одним из первых вступило в бой с украинскими вооруженными силами (по границе с Россией от близлежащего пункта пропуска Изварино до Гуково, не давая им отсечь Луганск и Донецк от стратегически важного пути международного автосообщения, ставшего для всего Донбасса, без преувеличения,“Дорогой жизни”).

Вы все помните громкий телевизионный репортаж о сдаче в плен под Гуково более четырехсот военнослужащих украинской армии, кратно превосходившей по численности личного состава и боевой техники, наспех сформированному подразделению Народного Ополчения, которое, в основном, комплектовалось на базе захваченных трофеев. Тогда это были первые пленные и пленило их именно подразделение "Рим".

Почему подразделение было названо "Рим"? "Рим" - это позывной Александра Гайдея. Если прочитать это слово наоборот, получится великое слово "Мир". А вообще, оно символизировалось девизом: “Родина, Идея, Мужество”. (Являясь офицером пограничных войск в отставке, а также ветераном войны в Афганистане, он, как и его товарищи, многие из которых служили ранее в ДРА, либо являлись офицерами пограничниками, не мог отойти в сторону и отдать друзей, близких, соседей, просто знакомых и незнакомых людей на милость озверевшей Киевской хунты).

Понимая всю сложившуюся ситуацию, “Петрович”, как звали Александра друзья, сформировал “казачью сотню”имени Стаса Синельникова, выросшего за месяц в полноценное подразделение. Пройдя с боями от города Свердловска (есть такой шахтерский городок на юго-востоке ЛНР) в сентябре 2014 года подразделение заняло оборону в пяти километрах от города Дебальцево. Оборонительный рубеж проходил по западной окраине села Комиссаровка и удерживал стратегическую дорогу Луганск-Донецк. Шла позиционная война в большей степени в виде артиллерийских дуэлей.

Что такое зимовать в окопах, вырытых на скорую руку, рассказывать не буду. Об этом тысячу раз писалось в книгах и показывалось в фильмах:(неприглядная, удручающая “картина Малевича”, но это горе - не беда, все мы тут были в одной лодке. Беда в другом: в том, что нам противостоял с фронта и угрожал смертью, бывший соратник, однокашник - сослуживец, друг, товарищ и брат - однополчанин. Одни, с промытыми мозгами оказались по своей воле тут, на Донбассе, другие же, которых и до сей поры большинство - под угрозой репрессивных действий по отношению к их семьям. Власти ставили задачу: пропустить через горнило войны все население миролюбивой Украины, чтобы внести раскол в едином народе...

Одним из самых радостных событий в этот период, (как сверкнувший “лучик света в темном царстве”), была встреча Нового года с живым дедом Морозом и настоящей Снегурочкой, которые в новогоднюю ночь пришли в каждый блиндаж и наполнили ощущением радости настоящего праздничного настроения. Мы засиделись в обороне, и каждый ждал долгожданного приказа «Вперед». После ноябрьского соглашения о прекращении огня, мы ушли в глубокую оборону и занимались укреплением своих позиций.

На правом фланге, по соседству, располагались подразделения бригады «Призрак» - казачьи батальоны “ Ермак”, “Александра Невского”, отряд "Аркадиевича" под командованием Алексея Мозгового и подразделение “Брянка СССР”. Слева, до самой Фащевки - казачьи подразделения (командующего Казачьей национальной гвардией Всевеликого Войска Донского казачьего генерала Козицина Н. И.)...

(…Седым мудьям моим позор…).

Глава 5

2014 год.

«Поход».

Автор.

В Миру всегда живется сложно,

В котором, что нельзя - то «можно»,

Но казаку роптать не след,

На все семь бед - один ответ...

...Во времена разбоев, смуты,

Когда мы в трудную минуту,

Братам своим не помогали?

Такое вспомнится едва ли...

Дума атамана.

«...Проходит «истинное» мимо,

Смотреть на зло не выносимо:

Что, наш Народ, «переродился»?

Через колено разломился!?

Скажи казак, что делать будем?

Со злом безропотно смиримся?

О Долге воинском забудем,

Перед злодеями склонимся?! »...

Атаман восклицает вслух.

-Хрен вам!..

Автор.

Козицын - «Батька» встал,

Понюхал воздух мирный жадно;

Что делать, в общем-то, понятно:

Идут враги - бери кинжал...

Атаман на Казачьем Круге «бьет в колокола».

-Подъем, браты, душком несет,

На Тихий Дон злодей идет!!!

Со злом чтоб не столкнуться большим -

Пора идти походом общим.

Опять «пан» русичей предал,

Мир беззаконности призвал,

Нам, братцы не куда деваться:

Днепр с Доном может распрощаться!

Мы можем все еще исправить,

В станицах жизнь «с нуля» наладить,

Ведь наш уклад, казачий быт,

Восстановленью подлежит!

Казак живет сегодня прошлым,

Жизнь же ушла от нас вперед,

Не станем если Войском мощным,

Не возродится наш Народ.

Никто нам в этом не поможет,

Себе помощники - мы сами,

Нам «любо» только слово гоже,

Всегда поэтому Бог с нами...

Открыто недруг не воюет,

Исподтишка народ прессует...

Он будет жестко огрызаться,

Придется, казаки, напрячься.

Должны мы погасить войну...

Чего молчите, не пойму?»...

Автор.

Иваныч смотрит - «мать ети,

С кем завтра в бой ему идти»?

Атаман собравшимся казакам.

-«Обабились», смотрю я тут.

Вам все равно, что наших бьют?!

Старый казак, один из Войсковых старейшин, атаману.

-Что, Запорожцы флаг подняли

И на подмогу нас позвали?

Казак - станичник атаману.

-Кому пойдем мы помогать?

Где будем Войско их искать?..

Кто на Казачьих землях ныне?..

Есть казаки на Украине?!

Начальник штаба «Михалыч».

-Нас Запорожцы не позвали...

У них все гетманы сбежали...

Станичники подмоги ждут,

Не меньше, чем нас с вами тут!..

Атаман собравшимся казакам.

...-Есть казаки, но нет ведущих:

Никто не хочет первым встать...

Уже нет времени их ждать...

Не видите - нацистов прущих?!

...Поставьте на носу «зарубку»;

Не держится казак за юбку!

Подола держится мужик...

В «Казачий стан» - мужик проник?..

Враг нашу Веру растоптал,

Не где-нибудь, а на Руси,

Забвенью истину предал.

Казак - станичник атаману.

-Зачем?

Атаман Казаку - станичнику.

-Пойдем и сам спроси!

Старый казак атаману.

-Ты, «Бать», нам всем - авторитет,

Тут и вопроса даже нет...

Другой вопрос у нас стоит:

Народ там - «в тряпочку молчит!».

Атаман собравшимся казакам..

-Я вам отвечу на вопрос:

Давно людей «упырь не драл»,

С живого шкуру не снимал...

Его то «хрен» нам и принес...

...Я сам люблю на унитазе,

На теплом, посидеть с газетой,

Но не хочу, ни в коем разе,

В меня чтоб целились ракетой!

Не дай-то Бог, как в веке прошлом,

На сухарях с водой сидеть,

Вокруг на вдов, сирот смотреть...

Об этом думать даже тошно!

Старый казак атаману.

-А мы законов не нарушим,

«Медвежью» службу не сослужим?

Казак - станичник атаману.

-В политику большую лезем,

А воевать ведь даже нечем!..

Атаман собравшимся казакам.

-На месте там вооружимся,

Ростов харчами не обидит,

Вселенским Войском возродимся...

За нами Русь, Бог это видит!

Юго-Восток весь не доволен,

Что Киев-град смертельно болен,

Идеей национализма

И агалделого фашизма.

«Заря» ж не только клуб футбольный,

Шахтеров «города Святого»,

Но и рабочего простого,

Булыжник тот, «краеугольный».

Шахтеры стимул потеряли,

Работы смысл, пошли в окопы.

«Ночных Волков» не меньше роты,

Под триколор казачий встали...

Из-за «нуля» мне «Рим» звонил:

Сказал, что Гуково «зачищен»,

Кордон в Изварино отбит...

До Первомайска путь расчищен...

...Есть добровольцы на Дону?

Один я, что ли, не пойму!?

«Седым мудьям моим позор»!..

Михалыч, вы то хоть со мной?

«Михалыч» атаману.

-А ты хотел без штаба в бой?

Казаки атаману.

-Я «Бать»...

И я...

И я иду!..

Казак - станичник атаману.

Веди нас, «Батька»!..

Атаман собравшимся казакам.

-Все? Да ну...

«Тогда - по коням, общий сбор»...

Автор.

Так ли, не так ли было дело,

Возможно краски я сгустил,

Но ничего не сочинил -

Все помнит и душа и тело!

Нацисты в Киеве — при власти —

Луганск бомбили?! Да, бомбили!

Их на Донбассе всякой масти,

Шахтеры как «укроп косили».

«Мангуст» и «Бетман», каждый знает:

Дух ополченцев подымая,

В посадках «нациков» гоняли,

Трусливых «бандерлогов» стаю.

«Григорича» тербат «Фотон»,

Захватчикам отрезав путь,

«Хероям» наносил урон,

Не дав «ни... охнуть, ни вздохнуть».

В Донецке - «Спарта» и «Оплот»,

В Луганске штаб «Зари» встает...

Бригада «Лешего» четверка -

Не разгибалась на «прополке»

Вонючих, мерзких сорняков;

Не дали чтоб своих ростков,

На землях, чистых от заразы,

Где не росли они ни разу!

«Полк Платова» Стаханов взял.

«Ермак» в Алчевске - штабом встал,

С бригадой «Призрак» Мозгового,

Тербатом «Дмитрия Донского»...

Под флагом Невского стояла,

У Брянки рота ополченцев,

Чтоб сучья свора отщепенцев,

Из-за спину не набежала...

Советский флаг с гербом поднял,

Тербат «СССР» за Брянкой,

В окопах свой рубеж заняв,

Готовился к прорыву танков...

Штаб «ВВД», донского «Батьки»,

На Перевальске разместили...

Казак пришел верхом на танке,

(Тридцать четверке), не забыли?

Чтоб не забыли - расскажу,

От А, до Я - все о боях,

О вдовах, детях, матерях,

Наглядно боль их покажу...

...История писалась кровью,

Как не прискорбно, кровью братской,

Пронизанной сердечной болью,

Войны постылой всем - гражданской...


Глава 6

Запись из дневника «Юстаса».

2015 год.

Утром 15 января я был вызван в штаб корпуса Народной Милиции на заседание командования, где мне был задан вопрос: пойдут ли казаки Козицина Николая Ивановича в наступление? На тот период времени моя должность номинально называлась - начальник штаба юго-восточного направления Всевеликого войска Донского. Войско собой представляло огромный партизанский отряд, вооруженный каким только не попадя оружием, начиная от трехлинейки (и наганов, за которыми бережно ухаживали руки прадедов участников еще той, первой мировой войны), заканчивая автоматами Калашникова всех видов и модификаций...

Командование Луганской Народной Милиции дало мне три дня для принятия решения и доклада о наличии сил и средств, готовых вступить в бой.

Прибыв на позиции, я вызвал к себе одного из атаманов, командовавшего казачьим подразделением, с позывным "Магадан" и задал ему вопрос: "Как к моему предложению пойти в наступление на Дебальцево отнесутся остальные казачьи командиры?". "Магадан" в свою очередь стал убеждать меня, что “поголовно” все командиры готовы “хоть сейчас” идти в бой, вот только для этого необходимо пополнить запасы продовольствия и боеприпасов. Мы договорились, что в семь утра 20 января мы соберемся у него на станице на “Казачий круг и обсудим этот вопрос.

Я позвонил "Риму" и спросил его мнение о предстоящем наступлении, на что он, без колебаний, однозначно ответил: "Да".

В семь утра 20 января с командиром подразделения "Волк" и командиром группы "Узбеком" я прибыл в станицу, где собрались практически все атаманы Всевеликого войска Донского Луганщины...

По замыслу командования операция должна была выглядеть следующим образом: основные силы при поддержке танков и артиллерии во взаимодействии с казаками Паши Дремова и подразделениями Алексея Мозгового должны начать наступление на Дебальцево со стороны города Стаханова. Вооруженные силы ДНР - продвигаются со стороны Горловки и перекрывают трассу Луганск-Харьков, тем самым образовав Дебальцевский “котел”. Мы со своей стороны - наносим удар в направлении Дебальцево со стороны города Перевальска и оттягиваем на себя значительные силы неприятеля, дислоцированные в окрестностях села Чернухино. Наш расчет был на поддержку казаков с фланга силами до семисот человек, а теперь приходилось идти “напролом” в атаку двумя сотнями казаков подразделения "Рим".

Переигрывать ничего не стали и спланировали атаку на восемь часов утра после двухчасовой артподготовки. Все это держалось в глубокой тайне.

Прибыв на позицию, подразделение спешилось, сгрузило ящики с боеприпасами и построилось. Я подбодрил ополченцев как мог и объявил им нашу боевую задачу. Бойцы догадывались, что скоро идти в бой, так как до этого я усиленно занимался боевой подготовкой и целыми днями проводили занятия по огневой подготовке на своем маленьком полигончике.

Все оружие было приведено к нормальному бою и пристреляно. Казаки “под завязку” пополнили боекомплект боеприпасов, привели в полную боеготовность вооружение и технику, (до конца не веря, что наконец то “пробил час” и что погонят они захватчиков подальше от своего дома, как в прошлом гнали нацистов и их деды, в сторону Запада). В атаку я завтра шел с тремя БМП, одним БТРом, установкой ЗУ-23 на "Урале" и одним танком Т-72...

***

2019 год.

-Диду, кажи, а як понять,

Шо це таке; як – «под завязку»?

-Что у бойца есть кроме каски?

-Оружье е, шобы стрелять...

-Еще есть вещмешок с собой,

С завязкою рюкзак простой.

Когда солдат в путь соберется -

Мешок под узелок забьется...

Он шкафом служит для вещей,

Подушкой на привале мягкой,

Лабазом, складом для харчей,

Внутри соль, мыло, банка с ваксой.

Идут вдвоем от самой хаты,

Обратно тоже с ним идут.

На языке своем солдаты,

Его все «сидором» зовут...


11


***

2019 год.

-Диду, кажи, а як понять,

Шо це таке; як – «под завязку»?

-Что у бойца есть кроме каски?

-Оружье е, шобы стрелять...

-Еще есть вещмешок с собой,

С завязкою рюкзак простой.

Когда солдат в путь соберется -

Мешок под узелок забьется...

Он шкафом служит для вещей,

Подушкой на привале мягкой,

Лабазом, складом для харчей,

Внутри соль, мыло, банка с ваксой.

Идут вдвоем от самой хаты,

Обратно тоже с ним идут.

На языке своем солдаты,

Его все «сидором» зовут...


***

Запись из дневника «Юстаса».

2015 год.

...Бойцы мое известие о наступлении приняли с большим воодушевлением, другого я от них и не ожидал. Просидев с ними до этого полгода в окопах, я был уверен практически в каждом и знал, что в бою они меня не подведут... 22 января в шесть утра я построил подразделение и поставил боевой приказ. Небо загудело от полетов пролетающих снарядов и ракет на всем фронте. Десант на первом БМП пошли по асфальту, вторая, прикрывая, шла по обочине, третья пошла по асфальту на удалении триста-четыреста метров. Всю эту группу прикрывал танк и последней выдвигалась ЗУшка. Броском выдвинувшись вперед, мы заняли оборону от птичника до железнодорожной станции на южной окраине Дебальцево...

Перед нами в четырехстах метрах был мост через железнодорожную насыпь, влево уходила трасса на Чернухино, вправо железнодорожную ветку закрывала густая лесополоса. За мостом на удалении трехсот метров находился украинский блокпост, сооруженный из монолитных бетонных блоков с вырытым глубоким убежищем.

Справа от блокпоста возвышалась огромная куча (скорее всего гора) шлачной породы, которую дорожники сгуртовали в одном месте для своих целей. Наверху этой горы была оборудована позиция для крупнокалиберного пулемета АГС (автоматический гранатомет станковый) и СПГ (станковый противотанковый гранатомет).

Слева и справа от дороги были сплошные минные поля. Разглядев все это в бинокль, я понял, что в лоб взять такой укрепрайон своими силами практически невозможно.

На правом фланге у Паши Дремова завязался ожесточенный бой. Подразделение Бригады “Призрак” Мозгового, находившееся рядом, в атаку (на подготовленные позиции ВСУ) не пошли, мотивируя тем, что у них нет ни танкового прикрытия, (что было справедливо), ни артиллерийской поддержки.

Мы заняли оборону от птичника до железнодорожной станции. Так одну БМП мы установили напротив моста, БРТ, БМП и ЗУшка прикрывали наш левый фланг. Еще одна БМП заняла позицию рядом с железнодорожной станцией. Первую задачу подразделения выполнили практически без боя.

Окопавшись на занятом рубеже, я доложил командованию и попросил для усиления (идущего в атаку подразделения) хотя бы пять танков. Командование меня выслушало и обрадовало лишь тем, что к нам на помощь выдвигается группа Сергея Бондаря из Антрацита составом до двухсот человек, а также “обстрелянными” казаками “Фотона” и “Походного”. Это уже было кое-что!

Через пару часов с перекрестка перед мостом в последствие, который мы назвали "крест", наблюдаю стремительно приближающуюся колонну. При подъезде к "кресту" я, махая руками, стал указывать им направление для занятия позиций. Через пару часов с перекрестка перед мостом (в последствии который мы назвали "крест"), наблюдаю стремительно приближающуюся колонну. При подъезде к "кресту" я, махая руками, стал указывать им направление для занятия позиций. Это было хорошим усилением, так как на правом фланге у меня было всего человек двадцать. Мне пришлось, как угорелому носиться на своей "Ниве" по всему фронту, ставить задачи командирам и организовывать взаимодействие. Свой "командный пункт" я расположил на "кресте", откуда была самая лучшая видимость за происходящим. Наблюдатель сообщил мне, что у украинского блокпоста появились вооруженные люди. Я вышел на перекресток и стал наблюдать за ними в бинокль. На мосту было человек пять-шесть, они стояли и бурно размахивали нам руками.

Бойцы, изготовившись к бою, справа и слева от меня, ждали моей команды. Вдруг со стороны "укропов" раздалась длинная очередь из крупнокалиберного пулемета. Пули взрыли снег у моих ног и стали утюжить наши позиции. Меня как ветром сдуло на обочину, и я диким голосом закричал: "Огонь!". Наконец-то наш противник проснулся и открыл по нам шквальный огонь. Один из снарядов попал в столб перед позицией БМП, что спасло жизнь всего экипажа. В ответ мы открыли огонь из всех видов оружия. Бой начался. Я дал команду танкистам бить прямой наводкой по блокпосту... Так продолжалось около двух часов, после чего все внезапно стихло. Появились первые раненные, которых повезли в Перевальск.

На позициях Павла Дремова шел ожесточенный бой, там были убитые и раненные и подбито несколько наших танков. К вечеру я собрал всех командиров на птичнике в помещении холодильных установок. Здание было бетонным, и помещение холодильника внутри было сооружено из дополнительных бетонных блоков. Лучшего бункера и командного пункта и не надо было. Подведя итог дня, пришли к единому мнению, что в лоб атаковать нельзя. Я предложил атаковать по железнодорожным путям от станции, ворваться на железнодорожный вокзал и тем самым зайти в тыл укрепрайона, оборудованного укропами на "шлачке" (так мы называли гору щебня у украинского блокпоста на трассе). Самым большим недостатком на тот момент было отсутствие танков, которые прикрыли бы наши действия. “Укропы” стали бить по нашим позициям с тяжелой артиллерии и минометов. Нас спасало то, что все сооружения на птичнике были сделаны из бетонных блоков и перекрыты бетонными плитами. Сам птичник был оборудован по последнему слову техники, все корма, вода и всякие добавки подавались в корпуса по команде компьютера. Персонала никого не было, кроме одного дежурного электрика, а на птичнике было более ста тысяч кур, которые находились в нескольких корпусах с тыльной стороны птичника. Корпуса по фронту все были пустые. Их расположение было очень удобным, они стояли перпендикулярно позициям ВСУ и служебные помещения персонала, где находились наши бойцы, находились с обратной стороны, в которые попасть из огнестрельного оружия было практически невозможно.

Впервые в жизни мне, да и не только мне, пришлось ощутить на себе всю мощь артиллерийских ударов. В свое время, воюя в Таджикистане и Афганистане, я поражался, как выживал противник после нанесения наших арт. ударов и бомбежки с воздуха. Железнодорожная станция с прилегающими к ней зданиями была давно заброшена и географически располагалась также удобно, как и птичник, так как тоже была перпендикулярна позициям "укропов". Здесь все это я ощутил на собственной шкуре. Передать те чувства, когда рядом с тобой разрывается 152-х миллиметровый снаряд, когда все покрывается грохотом разрыва и воя осколков, величина некоторых из них превышало размер приличного кулака, передать эти ощущения невозможно. Это надо пережить. Теперь я понимаю тех, кто это пережил, почему у них надломлена психика, подорваны нервы и притупляется чувство страха. Страшно на войне первый день. Очень страшно. А потом мозг перестает на это реагировать и очень часто это приводит к непредсказуемым последствиям. Но и все это порождает мужество, храбрость и героизм у тех, кто это способен пережить. Именно в этой войне я увидел, как под сплошными разрывами, некоторые бойцы, невзирая ни на что, шли на помощь тем, кого ужас ощущения близости смерти лишал рассудка...

Стояла ужасная сырая погода. Ночью был сплошной туман, а утром ударил мороз. Все дрова и все, что могло гореть, покрылось коркой льда. Надо отдать должное и выразить слова признательности командиру казаков из Перевальска Сереге "Большому", который мобилизовал всех местных поваров и организовал приготовление горячей пищи и термоса. Правда все это было далековато, аж за целых 20 км, но, когда я все это загрузил под завязку на свою "Ниву" и привез на передовую. Радости бойцов не было предела. Все забыли о войне и, где бы я не был, звучали шутки и смех и слова благодарности. Особенно все рады были горячему чаю и шматкам очень вкусного сала. К наступлению мы подготовились не плохо, что касается боеприпасов и снаряжения, но ни у одного бойца не оказалось котелка, кружки и ложки, что является главным атрибутом войны.

Старый я пень, тоже об этом не подумал, хотя мысли перед этим проскакивали, но в суете подготовки все-таки этот главный момент вылетел из моих контуженых мозгов. Слава продвинутости 21-го века! На первые сутки все это заменило одноразовая посуда. Начало наступления все-таки не оставило равнодушным атаманов казаков и многие из них стали прибывать, пополнив ряды бойцов и укрепив наши позиции. В их числе были эти три расчета минометов "Василек", установленных на "Уралах".

Командиром этих расчетов был "безбашенный" рубаха парень, к сожалению, имя которого я подзабыл, уверен, что мне это напомнят. Удивительно и то, что в каждом составе расчета была боец-женщина. Героизм этих минометчиков могу описать так: все их слаженные, выверенные действия, расписаны по минутам. На развертывание, наведение и стрельбу не более 3-5 минут, так как после первого же выстрела в ответ прилетает "обратка". Чтобы при этом не быть уничтоженными, они все проделывают в ритме автомата и, срываясь с места, уезжая с позиции после стрельбы, убегают от разрывов мин и снарядов, несущихся им в след. Любая задержка в этом марафоне приводит к неминуемой гибели, и они это знают...

***

Открыв в ноутбуке карту гугл, с командиром расчетов выбрали самую удобную позицию для подавления минометной батареи террористов, которая "выносила нам мозг". Одно неудобство, что развернуть наши машины нужно было прямо на асфальте, в 4 км от позиции украинских войск. В "ответку" они могли бить нас прямой наводкой из САУ и артиллерийских орудий, которые стреляют намного дальше, чем наши "Васильки". Уходить из-под обстрела приходилось по ровному асфальту, пристрелянному чуть ли не до каждого метра... Наш план удался. Наемники не ожидали от нас такой дерзости и мы накрыли их 80-тью минами, как дождем. Вернувшись на свои позиции, я обнял каждого из минометчиков, не зная , как выразить им словами свою благодарность...

Наша ЗУшка также, как бешенная, носилась по всему фронту и била по выявленным огневым точкам, наводя на противника "тихий ужас"...

Позиция на "кресту" была самой сложной и опасной. Если кто-то и укрывался в здании птичника и вокзала, то эти ребята стояли на открытой местности. Единственным спасением была густая посадка, идущая вдоль дороги и скрывающая их от блокпоста. Чуть позже мы укрепили ее, огородившись ящиками из-под боеприпасов, это спасло не одну жизнь, хотя асфальт на этой дороге и обагрился кровью наших ополченцев...

Есть одна самая главная несправедливость в этой жизни. Почему-то Бог забирает всегда лучших. На "кресте" старшим позиции был Руслан Бедниченко, рослый здоровяк с очень открытой и доброй душой. Он ответственно относился к своим обязанностям, был авторитетен среди бойцов и я был спокоен за этот участок фронта, потому что там был Руслан...

Как только начиналась какая-то заварушка на том участке, я ждал, когда заработает его пулемет и, услышав его рокот, его короткие и длинные очереди, к которым дружно присоединялась трескотня автоматов, видел, что бойцы все живы и дают достойный отпор...

Он погиб через два дня при штурме Чернухино, погиб в борьбе с захватчиками, защищая свою Родину и свой домашний очаг...

Земля тебе пухом, Русик!..

***

23-го января рано утром мы тремя группами пошли в атаку на Дебальцево. Первая группа выдвинулась к мосту вдоль трассы и залегла на насыпи под шквальным огнем ВСУ. Вторая группа пошла вдоль железки и тоже дошла до насыпи. БТР, который был в составе группы, застрял в болоте и группа лишилась его поддержки.

Наша разведка сработала отвратительно и не обнаружила 2 танка, которые прятались в тоннеле под железной дорогой. Они выскочили из тоннеля и прямой наводкой стали лупить по второй группе, тем самым прижав ее к земле. Третья группа, по "железке", выдвинулась к железнодорожному вокзалу и практически заняла его окраины, но ответ противника был таким плотным и шквальным, что продвижение вперед практически стало невозможным. К нашему горю две БМП, прикрывающие третью группу, "разулись" на рельсах и не могли прикрывать их своим огнем. Когда вытаскивали ближнюю к нам БМП, по танку били две САУ и работали снайпера противника, которые заняли смертоносные позиции и били наверняка, сея смерть...

Мы теряли бойцов одного за другим. Я, спрятавшись за столб, пытался в бинокль разглядеть и найти позицию снайпера. Вдруг что-то очень сильно ударило меня по голове! Я упал и потерял сознание, не от боли! От страха! Я подумал, что меня убили!!! Пришел в себя, лежу и думаю: "...если меня убили, я не должен думать... Когда умирал, не видел ни каких белых тоннелей, душа моя никуда не взлетела, значит, я живой и не умер!". Пошевелил рукой, ногой. Все шевелиться, еще одна радость после осознания, что живой...

Открыв глаза, пытаюсь понять, что это было. Рядом валяется пробитый пулей репродуктор: вот что шарахнуло меня по голове! Схватив, я чуть не перегрыз его от злости зубами и швырнул на рельсы...

На правом фланге у Паши Дремова проходил не менее ожесточенный бой. Поддержать нас с тыла артиллерийским огнем, на тот момент, не было никакой возможности: бить в слепую - себе дороже..

В 17 часов я дал команду всем группам выходить из боя и отходить на свои позиции. Главным успехом в этот день было то, что из-под моста через железную дорогу саперы во главе с Пашей "Америка" вытащили 200 кг тротила и более 200 противотанковых мин. Мост был разминирован и это давало надежды, что мы его сохраним для будущего...

После всех попыток взятия Дебальцево в лоб, я понял, что это практически невозможно. Я искал и нашел единственно верный и приемлемый путь - в обход укрепрайона с фланга, через сельское поселение Чернухино.

На мосту оставались две "разутые" БМП, их тоже надо было как-то вытащить... С неимоверными усилиями и при настоящем героизме ребят, БМПехи с моста мы вытащили, и я стал думать над новой операцией захода в Дебальцево через Чернухино.. Первую БМП, раненную, но живую, мы вытащили и под градом снарядов и пуль отбуксировали к "кресту", к правой обочине, которая была углублена и могла скрывать от снарядов противника.

Это была позиция моего танка и ЗУшки, которые прикрывали нас от огня "укроповского" блокпоста за мостом. Теперь надо было ехать за второй. Мы боролись не за "кусок железа" (хоть на войне и этот "железный лом" под названием раненная БМП - родной и близкий), а за раненного друга... На мосту экипаж той БЭХи, под градом снарядов и пуль, пытался обуть гусеницу и ждал наш танк.

Переконтуженный экипаж танка выполнить был готов эту операцию, но я видел, что они неадекватны. В этом убеждало поведение наводчика танка, спрыгнувшего на землю и пытавшегося закрепить болтающийся оборванный конец троса специальным "барашком"... Времени было в обрез, так как "укропы очухались и "поливали" нас огнем из минометов и АГС. Я орал благим матом на наводчика, чтобы он занял свое место в танке, но он упорно пытался закрутить долбаный "Барашек". К нему на помощь вылез механик - водитель танка и тогда я понял, что у них "съехала крыша"...

К сожалению, на этой войне впоследствии я очень часто наблюдал это явление, когда экипаж танка в бою "терял рассудок". Наверное, это потому, что в современной войне танк является главной мишенью и пехоте на земле намного легче, чем им, скрытым в броне. Я крикнул второй экипаж, благо, что у нас такой был, оттащил первый от танка и приказал второму ехать за мной. Первые конечно же сопротивлялись, но я покрыл их таким матом, что они покорно отошли в сторону. Прыгнув в свою "Ниву", я рванул вперед. Выехав на "крест", наблюдаю, что какой-то расчет миномета установил свой миномет с левой стороны обочины и ведет огонь по укропам. Остановив "Ниву", я стал орать им, чтобы они прекратили стрельбу и сменили позицию, зная, что через пару минут их засекут и в "ответку" прилетит куча снарядов. Они не слушали меня и продолжая вести огонь, твердили, что их подразделение нарвалось на засаду, что им нужно обеспечить отход и вообще - у них есть свой командир...

Так как за моей "Нивой" стоял и урчал танк, у меня не было времени разбираться с этими идиотами, я дал команду всем, кто находился на "кресте" срочно покинуть позицию и уйти на птичник. Прыгнув в "Ниву", я махнул танку и рванул на станцию. Слава Богу, что все, кто были на "кресте", выполнили мой приказ. Прибыв на станцию, по радио я услышал доклад о том, что был радиоперехват и сейчас по "кресту" будет нанесен массированный артиллерийский удар. Я еще раз приказал по “матюгальнику” (радиостанции) уйти всем с "креста".

Бросив на станции "Ниву", я побежал перед танком, показывая ему дорогу, так как экипаж был новенький и не знал этой обстановки. Перед тем как сесть в танк я как смог в течение одной минуты уяснил им задачу, но одно дело, когда говоришь на словах и совсем другое, когда это на практике. Экипаж действовал смело и решительно, так как не знал, что их ждет впереди. Подъехав к БМП они стали потихонечку подъезжать к БЭХе. Когда до БМП оставалось метров 10, справа почти в упор по ним отработала САУ"укропов". Стоило им отпятиться на метров 5 назад, стрельба прекратилась.

Возле БЭХи творился сущий ад от разрывов снарядов, но экипаж продолжал пытаться натянуть гусеницу. Какой Бог или Аллах оберегал их от смерти, я до сих пор понять не могу. Скорее всего, Ангел хранитель. Не знаю, как я не порвал свои голосовые связки, но в этом грохоте они услышали, как я орал им укрыться за насыпь. Я понял, что существует какая-то мертвая зона, что не позволяет неприятельским САУ бить прицельно, и они начинают стрелять, как только увидят ствол пушки нашего танка. Но стоит ему отойти назад на 5 метров, стрельба прекращается. Не знаю, услышал ли меня экипаж танка или сам догадался, но танк вдруг резко развернулся и подъехал к БМП задним ходом, а экипаж БЭХи "вылетел" из-за насыпи и, побив все "мировые рекорды", зацепил свою БМПшку за танк. Тот взревел двигателем и потащил БЭХу на станцию. Моей радости и радости экипажа БЭХи не было предела. Мы ее спасли! Броня вся была в копоти и царапинах от осколков, но к великому нашему счастью "снайперы" противника в нее не попали.

Подъехав на "крест", я увидел удручающую картину. Вокруг все пылало и горело. Не испытывая судьбу и не останавливаясь, я под градом разрывов рванул налево по трассе в сторону своей первой позиции. Танкисты молодцы, они поняли мой маневр и рванули за мной. Прибыв на позицию, мы отцепили БЭХу. Дав команду танкистам ждать моего приказа на месте, я на "Ниве" поехал на "крест"...

Минометный расчет, который прибыл от "Призрака"обеспечить огневую поддержку отхода ополченцев, попавших под перекрестный огонь, сам попал под обстрел...

Минометчики не подчинились моему приказу сменить позицию, а беспечность и невыполнение приказов приводит к неминуемой трагедии, которую никто не в силах предотвратить... Но у расчета был свой приказ и, свой командир...

Воронки от снарядов были именно в тех местах, где час назад стоял наш танк, ЗУшка и человек 40 моих бойцов. Видя картину произошедшего, я был в ужасе, а когда узнал, что они все живы, радости моей не было границ, но и они убедились в том, что приказы командира надо исполнять и что приказы, в большинстве случаев, издаются для сохранения жизни своих подчиненных. Слава Богу и Аллаху они за пару минут до обстрела ушли оттуда все, тем самым сохранив себе жизни...

Глава 7

2019 год.

Рома, один из кадет пересел поближе к «Деду» Осипу и поднял руку.

«Дед» Осип Роману.

-Роман, есть что-то рассказать?

Роман «Деду» Осипу.

-Нет, я хотел вопрос задать:

Воставшие «Избушку» взяли...

Что за избушка, не пойму.

Какой-то, что ли, дом «отжали»?..

Мы все не в курсе, если честно...


12


(…Добро пожаловать на борт…).

«Дед» Осип всем.

-«Избушкой» - зданье СБУ,

Прозвали люди повсеместно...

Еще вопросы есть, кадеты?

Лес рук... Все. Времени уж нету.

Их будем завтра разбирать;

Пробелы знаний устранять

И развивать свой кругозор...

Вопросы подготовить важно,

Чтоб нам не повторяться дважды

И сделать тезисный обзор...

Так, скоро по программе ужин;

Пора и отдыху честь дать...

Чтоб офицером бравым стать

И научиться воевать,

Режим вам нужно соблюдать.

Приказ, который был озвучен

И всеми вами был получен -

Беспрекословно исполнять...

***

Автор.

Свет ярких фар Татьяну слепит...

Татьяна в слух.

Кого , под вечер, Бог принес?..

Татьяна Осипу.

Ты слышишь, Осип, там обоз.

Похоже, к нам автобус едет.

К воротам подъехал микроавтобус «Пежо»

На «красивых» номерах.

Водительская дверь открылась и из за руля вышла девушка и потянулась.

С другой стороны — еще двое, подросток и мужчина.

Девушка Татьяне.

Привет, теть Таня. Это я...

Татьяна всплеснула руками.

-Глазам своим не верю я!..

Светланка!.. Где носило вас?..

Пропали, позабыли нас...

Светлана Татьяне.

-Причина, тетя Тань, была:

Сначала с Серым все хреново —

Ёж ведь ходить учился снова...

Потом я сына родила.

С Серегой расписались в Ялте,

Живем у моря, строим дом...

Так что, ко дню рожденья, в марте,

На новоселье всех вас ждем...

А это старшенький наш, Саня.

В казачий корпус вот пойдет,

Зачислен вот на этот год.

Татьяна Саше.

-Как жизнь, казак?.. Я — тетя Таня.

Татьяна Сергею.

—«Дед» за тебя переживал,

Сереж, как за родного сына...

Что ты живой — он точно знал

И верил, что осколки мины,

В Ростове точно извлекут,

Поставят на ноги, спасут.

И, что приедешь скоро, тоже

Сказал… Он чувствовал, похоже...

Сергей Татьяне.

-А это он там, у креста?

Татьяна Сергею.

-Весь вечер там с детьми сидит.

Читает книги у костра

И трубкой белый свет коптит

Дюбеком собственным, пахучим...

Сергей Татьяне.

-Ну мы, теть Тань, пойдем к нему.

Я «Деду» взял табак получше,

У грека одного, в Крыму.

Вишневый. Тоже сам сажает

И всех друзей своих снабжает.

Если уж куришь, то хоть знаешь,

Что не дерьмо употребляешь...

Татьяна Сергею.

И Осип тоже так считает.

Свой стратегический запас —

Табак, он лично сам сажает...

Иди, мы подойдем сейчас.

Сергей походя, с улыбкой глядя на Светлану.

-Вы можете не торопиться,

Мы подождем вас, как всегда

-У вас ведь час обычно длится,

И час и даже — целых два...

Татьяна громко (чтоб слышал Сергей) Светлане.

Как будто что то понимает,

В вопросах женских разговоров...

Светлана Сергею.

Иди уже, шутник... Мы скоро.

Татьяна Светлане.

-Пошли, Свет, дом наш покажу

И в двух словах все расскажу…

Не будем им пока мешать —

В мужской их разговор встревать.

Сергей пропустив сына вперед, отвернувшись от порыва ветра, прикурил сигарету. Саша, ровесник кадетов, подошел к деду.

-Здорово ли дневали?.. Саша.

«Дед» Осип Саше.

-Здоров, и вам того желаю...

Похоже, я тебя не знаю...

Там, у ворот, машина ваша?

От куда вы, не из России?

Саша «Деду» Осипу.

-Из Крыма мы, из Ялты сами...

А раньше тут, в Станице жили.

Осип подходящему Сергею.

А-а, кто там семенит ногами?

Доехал «Ёжик» к нам никак!?

Походку я узнал, таки.

Подошедший Сергей, бывший ополченец с позывным «Ёжик», Осипу.

-Здорово ли дневал, казак?

Осип Сергею.

-Да Слава Богу, жив пока...

И вам здоровья, казаки.

Устали?

Сергей Осипу.

-Так, чуть-чуть, слегка...

«Сломал» в дороге все мозги:

Не видно ни хрена, ни зги.

В дороге малость потерялись,

Когда у Брянки разъезжались,

С Донецкими ребятами...

Нашли дорогу - с матами.

Нет «блокпостов» у вас теперь,

Без них - ориентиры сбились,

Я потерял в «прицеле цель» -

Совсем дорога подзабылась...

Когда искать уже устали,

Увидел съезд и понял - твой.

Он мне знаком был, как родной:

Там танки «Августа»* стояли.

Осип Сергею.

-Да, помню, съезд кормой «Шумахер»,

Два дня дорогу закрывал:

Менял танкист местами траки,

С катками что-то колдовал…

Его по краю объезжая,

Тогда дорогу накатали...

Сергей Осипу.

-Как раз ее я и заметил,

Иначе бы в Алчевск вернулся,

А утром уж - не промахнулся...

Осип Сергею.

-Сейчас приезд ваш и отметим!

Сергей Осипу.

-И медовушка что-ли есть?

Осип Сергею.

-Ассортимент - в наборе весь...

Сергей Осипу.

-А с нами тут «казак» приехал,

Такой же «старый», как и ты...

Сергей сыну Саше.

-Санек, давай его сюды...

Сергей Осипу.

-Не ходит сам, своих ног нету...

Сергей Саше.

-Достал?

Саша отцу, Сергею.

Ну да...

Сергей Осипу.

Знакомься «Дед»…

Мы куклу - «Старым» называем.

Осип «Старому» (в руках у Саши).

-«Казак»! Здорово был.

«Старый» (голосом Саши) Осипу.

-Привет.

Всего того и вам желаем...

Сергей Осипу.

-Кто, кто тут в тереме живет,

В палатах, в смысле, проживает,

В папахе черной и с усами?

Хозяйство тут свое ведет:

Мед добрый, липовый качает

И хлеб свой собственный жует?..

Дед Осип, кто его не знает!..

Осип всем.

-Я рад, Серега, что ты с нами...

Добро пожаловать на борт.

Ты молодец, что сына взял...

«Боксера» водишь, возмужал!

Сергей Осипу.

-Так ведь семья. Растет эскорт...

На свадьбу теща подарила,

Привык уже, как «Джип» совсем.

Нам «мелочь» там, в Крыму, зачем.

Да нас и тут - «Газель» возила.

Осип всем.

-Дорога нынче не легка,

Граница время отнимает,

С утра до вечера бывает,

Пройдет, пересечешь пока...

Осип Сергею.

-С дороги нужно отдыхать,

Ты тут ни первый, ни последний,

Так что - поужинать и спать...

Сергей Осипу.

-Ты, «старый», все такой же вредный.

Жена моя с теть Таней шли

Сюда, но где-то провалились...

Осип Сергею.

Дела какие-то нашли...

Сергей Осипу.

Да… Языками зацепились.

Осип Саше.

Сходи-ка в дом за ними, Саня...

Свет фонарика, приближаясь, зайцем поскакал по траве со стороны дома.

Осип всем.

-Вон, выплывают расписные...

Идет уже пропажа ваша.

Осип Татьяне.

-Легки вы, Таня, на помине,

Татьяна всем.

-Вы думали, о вас забыли?

Светлана Сергею.

-Мы вещи наши по местам,

С машины, в спальне разложили...

Осип Татьяне.

-Танюша, разберешься там,

С кадетами... Мы плов поставим.

Сергей всем.

-И табака цыплят пожарим,

Под «богословскую» беседу.

Санек, давай, неси пакеты...



13


(…А это что, тачанки, «Дед»…

Осип Сергею.

-Держи стаканы, «мед» налью...

А как жену зовут твою?

Сергей Осипу.

-Так, как и раньше звали. Света...

Осип Светлане.

-Не понял! «Ялта», ты ли это!?

Светлана Осипу.

-Ты не узнал меня что ль, «Дед»?

Осип Светлане.

-Там, в темноте - конечно нет...

Тебе не дашь и двадцать, Света!..

Не намекнул бы «Ёжик» сам,

Без формы не признал бы сроду...

Светлана Осипу.

-Я фору многим еще дам...

Какие, старый, наши годы.

Серж чуть вдвоем с Саньком не смылся.

У нас ведь с ним малой родился,

Поэтому не приезжали...

Теперь уже - большими стали...

Родителей уговорили,

К себе взять маленького Женьку,

Нас отпустив на всю недельку

И до Ростова покатили...

Сергей Осипу.

-А там к «Сармату» заскочили,

На чай, немного посидели...

Светлана (глядя на Сергея) Осипу.

-А знаешь, как «мы заседали?»...

Чай в рюмках - пивом запивали!

Я до Изварино рулила!

Сергей Светлане.

-Так ты сама ведь захотела...

Светлана Сергею.

-Я от Луганска только б села!..

С тобой - куда деваться было?..

Сергей Осипу.

-«Сармат» к вам в гости собирался,

Сказал, друзей с собой возьмет...

Металл для кузни привезет,

«Иж пятьдесят» - станок токарный,

Да инструмент «Макита» гарный…

Бери и пользуй, не стесняйся.

И техники полно у них,

Он ведь у нас - не из простых...

Как у «Охотника» - свой бизнес:

Москву бригады ездят строить...

Осип Сергею.

-У нас Казачье ведь «Подворье»,

Разместимся. Всем места хватит...

Все это после, не сегодня.

Чей Саша сын то, «Ёжик», кстати?

Светлана всем.

-Он наш, не спорь!..

Сергей Светлане.

-Не буду спорить, но ты гнев,

Смени, пожалуйста, на милость...

...От оккупантов наш сынок,

К нам из Станицы перебрался:

Когда погибла мать, Санек,

На Украине не остался...

Я с первой был пять лет в разводе,

Тогда, в тринадцатом году...

Теперь четырнадцать ему...

Светлана Осипу.

-Уже пятнадцатый подходит.

Осип Сергею.

-И добре, что не растерялись,

А раны как твои, болят?

Сергей Осипу.

-Да вроде - все пошло на лад:

В Ростове Светик постаралась:

С больнички - в Крым, к себе домой.

Все было, как и не со мной...

Так больше и не расставались

И в Ялте жить потом остались...

Нашел себе работу сразу,

Точней – она меня «нашла»...

Шесть лет ведь в Метрострое стажа.

Ну в общем - стройка там пошла.

К России тянем мост огромный,

Накрыв весь Керченский пролив,

Чтоб устранить с Землей разрыв.

Поверь, проект довольно сложный.

Татьяна кричит детям собирающим инструмент у коляски (тачанки).

-Кадеты, живо все к столу...

А ну-ка, дети, руки мыть,

Давно уже ведь стол накрыт...

Татьяна окрикнула Осипа.

Где, Осип, рюмки, не найду...

Осип Сергею.

-Ну что, пошли, а то обложит,

Танюха трехэтажным матом...

Светлана Осипу.

-А это внуки, «Дед»?

Осип Светлане.

-Похожи?

Те двое - молодцы «Кайрата».

Светлана Осипу.

-Я поняла, а где он сам?

Осип всем.

-Уехал в Антрацит по делу:

За диким секачом вольерным.

Большой - кабан всем кабанам!

Мы раньше скрещивали их,

Со свиньями пород мясных,

Шустрее даже тех «борзых» -

Куда нам, «на своих двоих»,

За ними, «гончими», угнаться...

Хотим скрестить всех семерых.

Пусть наши свиньи - поросятся.

Несут мутантов шерстяных...

Светлана Осипу.

-Мы думали, ты тут один,

Как перст, на пасеке кукуешь,

А ты тут - в полный рост «банкуешь»…

Достоин, «Дед», своих седин...

Сергей Осипу.

-«Дед», это что за хрень торчит,

Неужто танк?

Осип Сергею.

-Марк пять*, с гражданки.

Сергей Осипу.

-Он на ходу? Еще коптит? Считал - он больше…

Осип Сергею.

-Есть и каски…

Сергей Осипу.

-Ну куркули, где раздобыли?

Не на «Довженко» же «подмыли»…

Их же - по пальцам посчитать,

Ну надо же! Живой «Марк пять»!

Светлана Сергею.

-Ты что, не знал, что тут, в Луганске,

Их целых два стоят в Музее?

Я видела, давно, на Маркса,

У Вечного Огня аллеи.

На постаментах там стоят

И в бронзе у «огня» – солдат.

Нет, два... Проедем - покажу...

Осип всем.

-Там - казаки, я расскажу,

Лепили их в Москве с кого,

Но не сегодня, решено?

Успеем, времени полно...

Саша «Деду» Осипу.

-А башни крутятся у танка?..

А управляется он как?

«Дед» Осип Саше.

-Ну, это ж не консервов банка...

Ты осмотри внутри его...

Пошли, посмотрим, что да как.

Сергей Осипу.

-Ты нас «Купил»! Это ж не «Марк»...

А я повелся, как «мудак»...

Осип Сергею.

-По чертежам «Урал» собрал.

Год целый с корпусом возился,

В музее копии снимал...

Неплохо танк ведь получился...

Сергей Осипу.

-Макет - не отличить - достойный:

Хоть фильм снимай про все те войны.

Осип всем.

-«Таран» с «Кайратом» обещают,

За год построить и второй,

Помогут если им ребята,

С подпиткой этих намерений...

Мотоциклистам из «Штрафбата»

Как раз такой не помешает,

Для реконструкции сражений,

Войны той, Первой, Мировой.

А этот на парад готовим,

Считаем - к майским, что построим...

В каком году только не ясно:

Движок убит, дымит ужасно.

...Работ по ходовой тут валом,

Всем «практикантам» нашим хватит,

И башню нужно бы наладить:

Провисла цепь и «клин» поймала...

Но это мелочи, считаю.

«Таран» вернется, все наладят.

Ребята дело свое знают.

Все ждут, когда станки доставят...

...Пример покажет молодежь,

Как нужно сообща трудиться

И жить по правилам учиться,

Без суетных пустых хлопот.

Бог даст и фильм достойный снимем,

Нам есть о прошлом что сказать,

Быль на экране показать.

Тем знаний уровень подымем...

...Пример: в Звенигород молиться,

Иван Василич приезжал,

А «монастырский двор» «резвился»...

Никто ворот не открывал...

Царь в городе заночевал.

С утра пришел всех «похмелять»...

Попов под зад ногой пинать...

Всех в разные места сослал.

Сменил и настоятеля.

Охрану выбрал из стрельцов -

Из родовитых казаков,

Держать в узде чтоб братию...

Или нательный крест когда,

У Иоанна появился,

Из бивня мамонта который,

В темнице смертник вырезал,

Что был помилован указом

И воеводой царским стал...

Заказа нет на те рассказы...

Возможно будет, но не скоро...

Светлана Осипу.

-А это что, тачанки «Дед»?

Осип Светлане.

-Зарницу проведем тут скоро...

Сергей Осипу.

-«Максимы» даже к ним нашли?

Осип Сергею.

- По «нету» только что пришли...

Готовил чертежи кадет,

Тарану помогал который...

Ребята сами все пилили

И по лекалам раскроили...

Мы только помогли собрать:

Каркас с колесами сложить

И с ходовой соединить.

Варили, красили, точили,

Строгали, гнули и сверлили,

Руками детскими своими,

Ребята сами и решили -

Бой на тачанках показать...


14


(…Ты за Козицына не прав…).

Хотим конюшню возвести,

Коней к тачанкам взять три пары...

Сергей Осипу.

-А у Козицина спроси.

Есть у него табунчик «бравый».

Осип Сергею.

-Табун под Шахтами-то есть,

Да мыслю – не про нашу честь...

Без денег вряд ли привезут,

А с ними – и с Орла пришлют...

Сергей Осипу.

-Ты за Козицина - не прав.

Иваныч хоть и своенравный,

Бывает и гордыня прет...

Но атаман - вполне исправный.

В боях был, вел себя - как воин,

Иконостас наград собрав,

И чина своего достоин...

Не может быть героем жмот...

Светлана Осипу.

-Я думаю, что Дон поддержит,

То, что вы делаете тут,

Коней двухлеток подберут

И спросят - чем еще помочь...

Осип Светлане.

-Твои бы речи - Богу в уши,

Ведь больше некому их слушать.

Пока всем нужные проекты,

Приходится самим волочь.

Светлана Осипу.

-Задача есть - решенье будет,

Всему приходит свой черед.

Осип Светлане.

-Конечно, очередь дойдет,

Бог даст, коней «Подворье» купит,

Когда конюшню тут построим,

Для их «буденовских» копыт.

Вон там, уже фундамент роем

И поле под овес стоит…

***

Из за забора слышится голом Михалыча «Танкиста».

Михалыч всем.

-Кто это к нам тут «понаехал»?..

Ворота бампером подпер?

Сергей Михалычу.

-А кто там на гостей «наехал»?..

«Танкист»! Здорово, мухомор!

Михалыч, (глядя на Сергея), всем.

-Не верю я глазам своим,

Вокруг - знакомые все лица!

«Дед», это «Ёжик»? Мне не снится?

Иди сюда! Кому стоим?..

Дай я тебя хоть «обомну»...

«Дед» рассказал ли ты ему,

Что «Змей» к нам, Сашка, заезжал?..

В тупик вопросом ставил нас.

Где этот «Ёж»?.. Куда пропал?..

Живой, бродяга, слава Богу -

А нам втирали всю дорогу,

Что минами накрыли вас!..

Осип Михалычу.

-«Танкист», поставь «Ежа» на место,

Всю душу вытряхнешь с него...

Михалыч Осипу.

-Да я в полсилы ведь, легонько...

Серегу ведь не видел сколько!..

Сергей Михалычу.

-Тебе «Танкист», ума не надо,

Раз силы столько накопил...

Зачем Бог дал тебе их столько?..

Еще б чуть-чуть и задушил!

Светлана Михалычу.

-Чем от тебя Михалыч пахнет,

Аж слюньки даже потекли...

Михалыч Осипу.

-«Дед», это кто?..

Осип (улыбаясь) Михалычу.

-Сам посмотри...

Светлана Михалычу.

-Не узнаешь? Склероз?.. Бывает.

Саш, кепку дай... Михалыч, ну?

Михалыч Светлане.

-Что ну... Чьих будешь, не пойму...

Сходить бы нужно за очками...

Светлана Осипу.

-Смеется, старый хрыч, над нами?

Светлана Михалычу.

Сюда иди-ка, пень слепой!..

Михалыч Светлане.

-Все «Ялта», все… Шучу я, стой...

Осип Светлане.

-Он, Света, шутит так всегда.

Осип Михалычу.

-Ну как, всю рыбу закоптил?

Михалыч Осипу.

-Какое там, лишь только треть...

Битком в коптильню загрузил.

А эту - сразу прикоптил,

На пробу... Пиво киснет ведь!..

Холодного кто будет пива?

Светлана Михалычу.

-Михалыч, что это за рыба?

Такого запаха не помню...

Михалыч Светлане.

-Треску нам Бог послал сегодня…

«Прямой наводкой» из России.

Горячего копченья сложно,

Найти сегодня в магазине...

Салаку только лишь, возможно.

Она под пиво - в самый раз...

Но в рыбники треску кладут.

Да только нет копченой тут...

В салат она идет как раз...

Ну, как на вкус?

Светлана Михалычу.

-Ну да... Прекрасно!..

Михалыч Сергею.

-А пиво?

Сергей Михалычу.

-Вещь... Своеобразно...

У вас и пиво тут свое?

Михалыч Сергею и Светлане.

-Что тут такого, е - мое...

Я сам хорошее люблю,

Хотя почти совсем не пью,

Но толк в хорошем пиве знаю

И раков с рыбкой уважаю!

Мы тут и чачу разливаем,

Коньяк и красное вино...

На стол казенку не поставим...

Такое тут - исключено.

Сергей Михалычу.

-На сто процентов вас поддержим ;

То, что мы пьем - то мы и есть!

Светлана Сергею.

-То, что едим, хотел сказать?

Сергей всем.

-Ну да, конечно, это тоже;

Есть что попало ведь - негоже...

Михалыч Сергею.

-На том стоим и марку держим...

У нас ведь все свое, заметь.

Сергей Осипу.

-«Дед», я вопрос хочу задать:

А где «Станичник», «Атаман»,

«Гаргона» где сегодня наш,

Где «Гуня», «Зава» где, «Бульбаш»?..

Осип всем.

-Ну, Толик «Атаман» свалил...

Семью забрал и дернул в Крым.

«Гаргона» тоже в след за ним

И «потерялись» где-то там.

Уехали и след простыл...

Станичник через год скончался,

После победы под Дебалью,

Где на руинах расписался...

Был ранен, награжден медалью...

Болел, лечился, не сдавался,

Держался бодро, улыбался...

Михалыч всем.

-Он ждал, когда пойдем вперед

И грезил, что в бою умрет...

Осип всем.

-А «Гуню» нынче схоронили...

...Татьяна Генкина жена,

С ума, чуть было, не сошла,

Как только крышкой гроб накрыли.

Он раком был серьезно болен...

Там, в Первомайске, похоронен.

И Зава там же службу тянет,

Никак все, старый, не устанет...

Бульбаш сейчас на Вергулевке,

В гостях у «Крюка», у Валеры,

Для ульев пилят заготовки.

У «Бульбаша» сейчас проблемы,

После инсульта, со здоровьем.

Криз, вроде бы, идет на спад...

Считаем - все пойдет на лад.

«Стахановцы» - нужны подворью.

Михалыч всем.

...-Вон банька, видите стоит,

В два этажа, там «Круглый стол»,

А рядом – стройка – монолит —

Казачий «постоялый двор»...

Осип всем.

-На крыше там - оранжерея:

Огурчики зимой, томаты,

Зеленый лук, укроп, салаты,

Цветы, но есть еще идеи...

Проект тут – тоже не простой…

Сергей всем.

-Фасад - шикарный у «поместья»...

Вы что, хотите в этом месте,

Построить город Золотой?

Осип Сергею.

-Заметь, не я сказал, а ты,

За Святогорский град мечты...

Да ладно… Пошутить нельзя?

Но в чем-то правда есть твоя...



15


Есть намерение поставить,

Посольскую станицу тут,

Войска казачьи все представить,

На Русских землях что живут.

От каждой Войсковой Управы,

По представительству создать

И общий с ними план сверстать,

Под Войсковым, Донским Уставом...

Сергей Осипу.

-Проблем полно с Уставом, «Дед»...

Единых правил нынче нет!

Те, казаков кто представляет,

В них ни хрена не понимают!

Осип Сергею.

-В лохматом девяносто первом,

Вопросы эти же решали,

О том — кем были мы, кем стали...

Я сам присутствовал при этом.

Тогда мы были помоложе,

Играла кровь, глаза блестели...

Все шли к одной, единой цели,

Власть нас поддерживала тоже,

В вопросах, как-бы, возрожденья...

Мы как народность возрождались,

Руси единой, без сомненья...

И где в итоге оказались?..

Кто мы: Народ, или Сословье -

Сегодня каждый гнет свое,

Всему виной — непониманье,

Понятий базовых, простейших,

Совета казаков старейших,

И меж собой размежеванья.

Чтоб этот наш вопрос закрыть —

Словарь единый должен быть

У казаков, по всем вопросам,

Чтоб разночтенья исключить.

Определить — кто есть казак,

Живет сегодня где и как.

Кто Родовой, а кто «по службе»...

Между собою с кем он в дружбе,

А с кем на поле «не присядет»

И почему… Все прописать,

Чтоб провокаторам не дать,

Народ на части разделить.

Михалыч всем.

-Ждут недруги, когда устанет,

Казак за Родину бороться,

Между собой перегрызется

И Русский Мир начнет «пилить»...

«Затупит меч», «сломает щит»...

Поджечь наш общий теремок:

От Сотворенья что стоит,

Мечтают - распрей под шумок...

Сергей всем.

-Всегда так было. Нас не любят,

За морем и за океаном...

Англосаксонцы вечно рубят

Сук, где сидят своим же задом!..

Сергей всем.

-А запорожские казаки,

Ни слова нацикам не скажут!..

Чубы поотрастив до сраки,

Язык засунув свой туда же...

Я «батьку атамана» помню —

Реестра — Толика Шевченко,

Которому казак — не ровня,

Тот, что присел под Порошенко...

Он говорил, реестр его,

В Стране присмотрит за порядком...

Майдан загнал его под лавку,

«Топить» заставил за того,

Кто нагло клок себе урвал,

От шкуры русского медведя...

И кто дал больше — тем немедля,

Казачьих «мертвых душ» продал...

Светлана Сергею.

-Опять Остапа понесло…

Шли лесом бы они, Серега.

Что толку от твоих упреков,

От них одно нам только зло…

Осип Сергею.

Я вспомнил про один закон,

Который «воровским» зовут...

Я расскажу — как писан он:

Где, кем, когда, во время смут...

Михалыч Сергею.

-Серега, видел, проезжал,

«Дворец» из камня и стекла?..

Так это – «Аэротруба».

Проект ведет твой друг «Урал».

С ней пару месяцев трудов,

Уже, мы думаем, осталось,

Но молодежь - вся налеталась,

Адриналин вкусив прыжков...

...Аллеи ты заметил, нет?

Дороги ведь - как тот проспект,

С посадками по середине...

Мы посчитали и решили,

Что строить будем все на совесть,

Со стоками воды по краю,

Так, как хотели люди, то есть,

О «доле лучшей» кто мечтает...

Пол области Ростовской к нам,

За Брянку ездить будут в гости.

Так будет, «Ёж», увидишь сам...

Пусть лопнут недруги от злости!

От зависти пусть их порвет!..

Осип Сергею.

-Турист у нас — уже событье...

Проект наш в будущем дает,

Всему казачеству развитье...

Не там ведь лучше, где нас нет,

А там, где виден результат,

Своих усилий и затрат,

Труда работы мозга. Нет?..

Сергей Осипу.

-«Дед», а аллеи как разбили,

Пока никак мне в толк не взять,

Деревья - метров двадцать пять...

Осип Сергею.

-Их спец. машиной посадили.

Один банкрот в России дал,

С отсрочкой платежа на год,

Хотел с ландшафта стричь доход,

Но вот дизайнером - не стал.

А нам сам Бог велел сажать:

Деревья в городах побиты,

Осколками стволы «побриты».

Тут нам работы - лет на пять.

Сергей Осипу.

-«Данила - мастер», значит, тут?

Осип Сергею.

-«Урал» пока в Москве.

Сергей Осипу.

-А «Курт»?

Осип Сергею.

-Сказал: протез воткнет – вернется,

Когда культя его «притрется».

Ему ведь тоже все неймется,

Там, где все просто – не живется.

Он в госпитале ветеранов,

На Родине, с «Афганской мамой»*...

Михалыч Сергею.

-Я говорю - ты «Курт», безногий,

Смеется — «Нет, «Танкист», с ногой»...

Сергей всем.

-Да, он всегда был заводной

И Слава Богу, не убогий.

А как приедет, чем займется?

Осип Сергею.

-Мы виноградник посадили,

Орешник добрый заложили...

Тут дело каждому найдется.

Он не один с увечьем тут, еще:

«Мирон», «Баграм» и «Макс»,

Нам помогают здесь сейчас,

Себе помочь и людям тоже.

Наладят жизнь – дела пойдут...

Давно уж нужно всем понять,

Что жить – не значит – выживать.

Кроме самих – им кто поможет?..

Ребята предложили лично,

Весной, жильцам жилого дома,

В одном из городских районов,

Порядок навести приличный,

У дома, на участке их,

Примером показав своим,

Что в отношениях простых

И есть все то, что нужно им...

Как только начали уборку

И планировки подготовку,

Соседей заинтриговали

И поступать заявки стали.

Сейчас заборчик собирают

На кузне, лавки обрамляют,

Чтоб их поставить у подъездов,

Подшефных зданий, хлама вместо...

У инвалидов свой доход

И слава Богу - есть уход…

Нужна ребятам не кормежка,

А цель, возможности и ложка,

Совместный труд, часы досуга

И уважение друг к другу.

«Мирон» наш - год назад женился,

Недавно сын в семье родился...

Светлана Осипу.

-А виноградник хоть какой?

Осип Светлане.

–Пока один, но не плохой.

Никто не против, чтоб у нас,

Свой виноград растил Донбасс...

Светлана всем.

-Но ведь воды же нужно - море...

Михалыч Светлане.

-Так ты как раз сидишь на нем!

Тут в Перевальском всем районе,

Вода - под угольным пластом...


16


Михалыч всем.

-Мелиорируй, орошай,

Цыплят по осени считай...

И знаем, будет тут вино,

Не хуже даже, чем «Бордо»...

Нам тридцать бочек обещали,

Прислать до осени с России,

Дубовых, как мы и желали.

На сотню литров, как просили...

Осип всем.

-Хозяйство крепкое поставить

И уважать свой труд заставить,

Не только мы одни мечтаем.

Теперь мы это точно знаем!..

Мы не первопроходцы тут,

Как на поверку оказалось...

Не все «погоды с моря» ждут

И за бугор не все подались:

С Молдовы к нам переселилась,

Семья Андрея Савина,

Под Перевальском разместилась.

Добротный дом поставила

И виноградник посадила,

На склонах брошенных, бесхозных:

К сельхоз. работам не пригодных,

Чем всю округу удивила!..

Никто и слыхом не слыхал,

Чтоб у себя шахтер сажал,

Лозу в промышленном масштабе...

Язык до Киева доводит:

В том смысле, что пошла молва...

К семье присматриваться стали...

В успешный на Лугани опыт,

Никто не верил ведь сперва!

Михалыч всем.

-Он первый, кстати, при знакомстве,

«...Чем может нам помочь?», спросил,

Хотя, никто ведь не просил,

От них, какой нибудь вспомоги...

Как у друзей и происходит,

Друг другу стали помогать,

Вопрос технический решать,

Вино ж в ручную производят...

Осип всем.

-Работа всем сейчас нужна...

Землицы, слава Богу много,

Но должно всем держаться строго,

Культуры пития вина...

Михалыч всем.

-Недавно «вересковый мед»,

Бальзам Карельский нам прислали,

Такого тут и не пивали...

Попробовал - душа поет...

Спирт виноградный сам отменный,

Но с клюквой эликсир заветный,

В дубовых бочках подержать,

Намного лучше... Лет так пять.

А «спотыкачь» чтоб получать,

Для нужд казачьих «гулеваний»,

От дурно пахнущих деяний -

молитву нужно прочитать...

Светлана Осипу.

-Кто трудится - доход имеет.

Какой - зависит от хозяйства.

Осип Светлане.

-Не только... От условий тоже...

Хозяйство крепким стать не сможет,

Без власти «местного разлива»...

Бывало так, что разгильдяйство

«Князька», что в корень оборзел,

На нет труды людей сводила...

Сергей всем.

-Такие нынче «за бортом»...

Отрезан ломоть, Слава Богу...


17


-В «сухом остатке» что в итоге?..

Кто Украины власть заставит,

К нам отношенье поменять?..

Сергей всем.

-Кому уж нечего терять!!!

Осип Сергею.

-Кому?

Светлана всем.

-Народу своему...

Сергей всем.

-Считаю, что переживем,

Мы все и тут, и там войну...

Михалыч всем.

-Я Украинцев не пойму...

Тогда молчат все почему?

Ведь завтра землю отберут

И иноземцам продадут,

Согнав с нее, ударив в спину,

Народ, пиная в хвост и гриву...

За малым дело ведь стоит...

Гвоздь будет скоро в гроб забит,

Верховной «Радой самостийной»!..

Законы ночью принимают,

Когда все люди отдыхают...

Так и узнают - что Стану,

Продали, объявив войну,

Всему Народу «незалежной»!..

В Державе, в прошлом, Сердцу милой,

Не будет мирной жизни прежней!!?

Я удивляться не устану,

Как можно с властью жить такой,

Враждебной, злобной, чумовой...

Осип Михалычу.

-Не сыпь, Михалыч, соль на рану...

У нас теперь другая свадьба.

Диаметрально жизнь разнится!

Михалыч Осипу.

-Да я не думать, Осип, рад бы,

Но мать жены - живет в Станице!

Не дай Господь, тьфу, тьфу, помрет...

Ей восемьдесят пятый год

Уже пошел... Звонит нам, плачет...

«-Коли вас, дитоньки, побачу!..».

Сестре помочь бы нужно там,

Свой ЗАЗ на ВАЗ хоть поменять,

Маманю чтоб с собою взяв,

Смогли б они добраться к нам,

Через Российскую границу,

А не пешком, по буеракам:

По трапам деревянным «раком»...

На них не сложно и убиться!..

Сергей Михалычу.

-На том мосту, что у Станицы,

Восстановление начнетсятся...

Михалыч Сергею.

-На свете том, или в больнице,

Их «стройку века» мир дождется...

Осип всем возвращаясь к теме.

-Село и жизнь его - в упадке

И знаете, что поражает?

Что люди думать начинают,

Включая нашу молодежь.

Решают вечную загадку

И ищут для себя ответ,

Который сходу не найдешь -

Есть в жизни Счастье, или нет...

Никто ведь бедным быть не хочет,

На землях собственных своих,

Я говорю о молодых,

Кому тут жить и жить... Короче:

Им надоело выживать,

Но как найти свой путь - не знают,

Ведь их никто не наставляет...

Как им самих себя поднять?

Михалыч Осипу.

-Им нужен четкий план, программа,

На перспективу жизни всей,

Своей Страны, семьи своей,

А не дешевая реклама

Работы, где-то за границей,

Которая им будет сниться,

Потом в своем, кошмарном сне,

На Родине своей, «на дне»...

Сергей всем.

-У Украинцев все отняли:

Работу, Землю, Государство,

В замен «безвиз» дав, то есть - рабство!..

Их предали, в аренду сдали!..

Михалыч Сергею.

-Ещё оружие дают,

Которое по нам стреляет

И наших граждан убивает...

Народ прессуют, травят, бьют!..

Светлана всем.

-Как Украину возродить,

Вернуть, избавив от нацистов,

Шутов гороховых, артистов...

Варягов, что ли пригласить!?

Михалыч Светлане.

-Пусть лучше к нам придут, сдадутся,

Покаются, кто не стрелял,

А тем, приказы кто давал,

Мы и душонку не простим...

Сергей всем.

-И не простим долги своим,

«Партнерам», всё на ноль помножим...

Пусть «евроликие» вельможи,

Утрут лицо и подотрутся,

Счетами алчных «доброхотов»,

«Олигахренов», идиотов,

Что грабят весь Народ подряд,

Рай превращая в сущий ад!

Осип Сергею.

-Бог даст, Сергей, все так и будет...

В политике - один бардак.

У нас ее никто не любит...

Возьми за правило, казак,

О ней поменьше говорить.

Тем более о ней судить...

Нет в этом смысла никакого...

В политике нет правды слова...

Она - как тот калейдоскоп:

Вокруг - одни лишь зеркала...

Твое вниманье отвлекают,

Кусками битого стекла,

От дел насущных, развлекая

И в прорву бездны увлекая,

Картинкой мозги забивает,

Рисуя «жизни» гороскоп...

Народ Украины все знает -

Чего кто стоит - понимает:

Начнет вопросы задавать,

Властям... «Закон» не признавать...

Когда с земли начнут сгонять

И убивать - пойдем спасать

Страну, как раз от тех варягов,

Нацистов, злыдней и баскаков!

Даст Бог, беды сей не случится,

Всевышний все же всех нас любит!

Ну а пока - трудиться будем,

Во славу Господа, молиться...

Не просто нынче что-то строить,

Когда ждешь действий боевых:

В любой момент начаться могут,

Ударив нас опять «под-дых»...

***

...Когда построимся, покажем,

Что мы пример - для всех верстали.

Везде «пластун»* тут под ногами,

Живи и строй, что пожелаешь...

В России велика потребность,

В шикарных каменных столах,

Ступенях, лестницах, полах,

И много в чем еще, наверно...

Стекло, металл и камень дикий,

Дают возможности творцам:

Дизайнерам и мастерам,

Создать шедевр неповторимый...

Михалыч всем.

-Ребята, под ноги смотрите,

У нас орешник тут посажен,

Питомник, пара тысяч было,

Теперь похоже, больше даже.

Осип Михалычу.

Сажали без меня никак...

Осип всем.

Морозостойкий сорт – «Славянский»,

Мы их рассадим через год,

Лет через ...тцать - казне приход.

Орех размером - во, с кулак,

Ну с твой то точно, Свет, и Сашкин...

В ладонь две штуки не сожмешь: Попробуйте...

Саша «Деду» Осипу.

-Никак.

«Дед» Осип Саше.

-О то ж!


18


Для праздников свои шары,

Есть намерение паять*,

Сырья пока что недостать:

Проект отложен до поры...

«Таран» вручную пробы делал,

Процесс на деле ведь простой...

Все это нужно нашим детям,

У нас ведь код культурный - свой.

Еще витражной мастерской,

В округе нету ни одной.

Жена «Мирона» под заказ,

Сдала уже шестой витраж...

Заказов «за нулем» хватает.

Теперь девчонок обучает:

Она ж дизайнер и художник,

И школы основоположник.

Есть намерение у нас,

Варить витражное стекло.

Витраж собрать не сложно, но,

Довольно дорого сейчас...

Один наш мастер там,

В России, на обученье приглашает.

Сырья в Республике хватает -

Бутылок на сто лет набили...

Глядишь и Мастер не уедет,

А обживется по соседству,

Ведь тут - всем будет интересно

И для развития полезно.

Все занимаются семьей,

С едой проблемы - никакой:

Недалеко тут ферма с нами,

Для сыра молоко дает.

Полтонны каждый день берем.

Сметана, масло - все свое,

Творог и мед, сгущенку варим...

Такой не сыщешь днем - с огнем.

Все знают, что они едят,

Не с магазина - что попало,

А это, я скажу не мало,

Когда в семье ребенка ждут...

Размеренную жизнь давно,

Как роскошь все воспринимают,

Блажат, что всё предрешено

И счастья в жизни не бывает...

Когда-то - «милое созданье»,

Сказала, что она считает,

Что самое большое счастье -

Когда тебя все понимают...

Светлана Осипу.

-Есть Партия «Зеленых», «Дед».

Сам Бог оставить тут свой след,

В обязанность свою вменяет,

Быть в авангарде заставляет.

Она могла бы целый лес,

Сажать тут «членами» своими...

Осип Светлане.

-Там - как при Ельцине, «в манеже»:

«Садом с Гоморою все те же».

Михалыч всем.

-Они лишь флагами махать

Способны, псевдопатриоты...

У них серьезнее заботы:

Российской власти как... нагадить.

Плодов труда не видно их,

Работать нет и намеренья

Во благо, только возраженья,

В их измышлениях пустых.

Осип Светлане.

-Работа видимой должна быть,

Не на словах, а в самом деле,

Чтоб было видно, что успели

И что бы нужно не забыть

Поправить, сделать, изменить,

И доложить, согласовав:

По полкам строго разложив,

Специалистами прослыть.

Светлана Осипу.

-Ты «старый» как кинопроектор,

Подал утопию в «Проектах»...

Ведь без поддержки этот вектор -

Так и останется «прожектом».

Осип Светлане.

-Свет, буду говорить серьезно:

Когда все вместе - все возможно.

Нужна поддержка, если честно,

Чтоб стать Стране своей полезным...

Проект «Единая Россия»,

Могла бы только поддержать,

Другим не стоит предлагать!..

Растерли плюнув и забыли.

Светлана всем.

-Вы ей шары свои отправьте,

Медведя белого, а что?

По городам их штук по сто,

Возьмите и в страну поставьте.

На день «Народного Единства»

Их партия все заберет,

Когда колоннами пойдет…

Осип Светлане.

-Банкет опять за наш же счет?

Ты знаешь, сколько будет стоить,

Сто тысяч штук им изготовить?

Пол сотни тысяч евро смета,

По себестоимости где-то.

Наладить производство можно,

Но тут без помощи не сдюжить,

Шары дизайнерам нужны:

Берут чужие - от нужды*.

Самим нам герб Луганска нужен...

Мы его сделаем, но позже.

А нашим детям – персонажи,

Классических мультфильмов наших...

Светлана всем.

-Патриотично и со вкусом.

Тут заграница - не помощник.

Они не знают сказок наших,

Зачем для нас им напрягаться.

Менталитет им наш не нужен…

Народ наш вечный что ль заложник?

Сергей всем.

-Со мной в Ростове парень был,

Не помню, звали как, забыл,

А позывной — как раз – «Медведь»,

Казак, был в хоре запевалой,

Так в нарды так играл тот малый,

Что любо - дорого смотреть…

Знал полиглот шесть языков,

Переводил нам в интернете,

Что там п... творят на «белом свете»,

Из нас всех делая врагов!..

Осип всем.

-Война на всех фронтах ведется

И интернет не исключенье,

Нам тоже отвечать придется,

На все попытки, ухищренья

Унизить нас и расчленить…

Светлана всем.

-Чего все Западу неймется,

Властям там мирно не живется?

Без тумаков не могут жить?

Михалыч всем.

-Да Русский просто с мыслью свыкся:

«Собака лает – ветер носит»...

Заняться нужно нам скорей,

Идеологией своей,

Объединив своих людей,

Вокруг понятных всем Идей.

Их Духом чтоб Народ проникся...

Тогда и враг дружить захочет!

Что, «ополченцы», по второй?

За веру, дружбу и любовь,

Чтоб Мир пришел к Народу вновь

И стали мы одной Страной!

Давайте, выпьем за войну,

Которой никогда не будет,

Что Мир под корень самый рубит,

Уничтожая Жизнь саму...

Светлана Осипу.

-«Дед», интересно что за книжку,

На сон грядущий, ты читал?

Дай-ка взглянуть... Тут о войне?

Осип Светлане.

-Да, о Дебальцевском котле.

Наиль Сагитович писал.

Сергей всем.

-Что, «Юстас» пишет? Я не знал...

Осип всем.

-Наш друг в России сам издал

И нам послал, две сотни с лишком.

С кадетами ее читали,

Как раз перед твоим приездом,

Чтоб наши дети понимали,

Что против лома - есть приемы!

Вопросы были - разбирали,

Язык военный изучали...

Им термины не всем знакомы,

Синонимам тут в скобках место.

Сергей всем.

-Вы удивительные люди:

Детей заинтересовали

И на примере показали,

Что лишь в труде им счастье будет.

Пример наглядный все усвоят,

А это —дорогого стоит...

Снимаю кепку, шляпы вместо,

Ты крестным стал им, если честно...


19


(Война стоит перед глазами).

Глава 8

2015 год.

Во всех войнах, в которых мне приходилось участвовать, происходили невероятные случаи, которым я не перестаю удивляться до сих пор. И на этой войне Ангел хранитель неоднократно спасал не только меня, но и мою машину. Пока я танком вытаскивал с моста БЭХи, "Нива" моя стояла возле этого "Урала" и когда я к ней подошел, был немало поражен очередному случаю. Вокруг нее было несколько разрывов от 82-мм мин. Одна из мин разорвалась у этого "Урала", выбила ему мост, разлахматив колеса, рядом с моей "Нивой" буквально в метре от нее торчал хвост неразорвавшейся мины. Если бы она разорвалась, я бы естественно потерял своего "железного коня". Мой Ангел хранитель и на этой войне спасал неоднократно не только меня, но и мою "Нивушку".

После недели безуспешных атак, я твердо понял, что брать Дебальцево в лоб бесполезно. Вечером, достав ноутбук, открыв спутниковую карту района, чуть ли не до утра ломал свою голову, напрягая мозги так, что они чуть не вылезли из ушей. Северо-восточнее Дебальцево оборона "укропов" была такой мощной, что вся наша группировка, наступающая с той стороны, несла огромные потери и не имела успеха. На запад от Дебальцево в сторону Чернухино проходила железная дорога, насыпь которой была такой высоты, что танки и боевая техника преодолеть ее никак не могли. За первой веткой железной дороги на удалении километра со стороны Чернухино шла вторая, которая входила в Дебальцево практически по центру. Через спутник я рассмотрел, что севернее Чернухино находится, огороженная бетонным забором, база хранения железнодорожных вагонов и на ее многочисленных путях стоят железнодорожные составы. Конец этой базы был в 500 м от автомобильного моста, проходящего через железную дорогу и в 1 км от окраины Дебальцево. Я пришел к выводу, что если захватить окраину Чернухино и тогда, прячась между вагонами, можно практически в плотную подойти к Дебальцево. В этом районе не было сильно укрепленных позиций ВСУ и нас явно оттуда не ждали.

Утром свое решение доложил командующему. Мы долго совещались, и они приняли мое решение. Сразу же после этого я снарядил группу разведчиков, "до слез" проинструктировав, и поставил им задачу разведать подходы к Чернухино. К вечеру они вернулись, а к утру было принято решение атаковать Чернухино. Утром своей группой решил провести разведку боем. Выдвигались пешком по пояс в снегу и при подходе к Чернухино, были обнаружены “укропами”. Завязался бой. Мы не шли вперед, а пытались максимально обнаружить и засечь их огневые позиции. С наступлением ночи, используя темноту, вернулись на свои позиции. Выехав в штаб командующего, я доложил о результатах разведки и сказал, что без мощной массированной артподготовки и без поддержки танков атаковать Чернухино бесполезно, так как со стороны нашей атаки они мощно укреплены. Мы совещались (без перерыва, забыв о времени), более трех часов кряду...

На командующего было страшно смотреть, было видно, что он валится с ног от усталости и держится только благодаря воле. Было еще одно обстоятельство, что назначен на должность он был всего лишь месяц назад, полностью и до конца не вник в обстановку, очень сильно переживал за потери и не имел надлежащего штаба из кадровых офицеров. Всеми правдами и неправдами он изыскал резерв из семи танков и четырех БМП, сказал, что к 6 часам утра они будут у меня на позиции. Мне хотелось верить этому человеку, хотя танки мне обещали уже неделю. Я поражался его стойкости и выдержке. Это был настоящий боевой офицер, боевой генерал, прибывший сюда, на Донбасс, добровольцем, как и я, (защищать мирных людей, не согласных с насильственной “украинизацией”, от своих же собственных Вооруженных Сил)... До этого он относился ко мне как-то несерьезно, считая меня ряженным казачьим полковником и, когда я доложил ему свой замысел операции на карте, он был поражен и удивлен тому, что я такой же, как и он, кадровый офицер и тем более моего боевого опыта хватило бы на весь его штаб.

Прибыв на птичник, обошел все свои позиции, где уставшие после боя бойцы отдыхали и сушили свою промокшую одежду, взбодрил их тем, что завтра в атаку мы пойдем вместе с танками. Рано утром мы услышали приятный гул приближающейся танковой колонны и через несколько минут она, урча своими двигателями, "залетела" к нам на птичник. Это была “броня” Т-64. Я не люблю эти танки из-за звука их двигателей. Они не ревут, а урчат как игрушечные танчики в компьютерных играх. В реве двигателя моего Т-72 чувствовалась мощь, а это были просто "кракозябрики", одетые в броню. План был прост. Мы двумя группами, одной из которых была группа Сергея Бондаря, по возможности - скрытно, пешем порядком доходим до окраины Чернухино и, заняв позиции, прикрываем атаку танков. Сущность современной войны отличается от всех прошедших войн тем, что раньше в атаку пехота бежала за танками, а в современной войне пехота бежит перед танком и уничтожает все, что шевелится и может выстрелить по танку))).

В 6 утра началась мощная артподготовка, мои пошли в атаку, прикрытые огнем артиллерии. К моей радости на помощь прибыло 80 бойцов комендантского полка во главе с начальником штаба. Я увидел, что эти ребята практически все боевые и понимали мои команды с полуслова. Мы выдвинулись к крайнему птичнику, вошли на территорию и я сконцентрировал всю эту группу у выхода в сторону «укроповских» позиций, распределил всех по "пятеркам", коротко доложил об обстановке, уяснил задачу, настроил радиостанции на нашу частоту, проверил связь и пятерками с интервалом в 5-10 минут отправлял их по тропинке, оставленной в снегу моими бойцами. Буквально за час они все ушли и с ходу вступили в бой, оказав неплохую поддержку моим бойцам, и буквально минут через 40 я увидел, как назад помогают вести хромающего начальника штаба. Разрывная пуля угодила ему в пятку, разворотила сапог и посекла ногу, слава Богу, кость была не задета. Это был первый раненный в этот день. Я выдвинулся к танкистам, выстроил колонну, посадил десант и поставив задачу, попросил ни в коем случае не атаковать по дороге, так как знал, что перед “укроповским” блокпостом есть минный шлагбаум. Дружно взревев двигателями, они ринулись в жестокий бой, который шел на окраине Чернухино. В атаку на Чернухино группа Бондаря пошла через старую заброшенную ферму, мои же пошли вдоль посадки у дороги.

На окраине фермы группу Бондаря встретили сильным оружейно-пулеметным огнем, по моей группе бил пулемет из дзота. Атака захлебывалась. Танки с десантом были посланы очень вовремя. Используя посадку, и маскируясь в ней, они вплотную подошли к окраине села и стали из своих пушек уничтожать огневые точки укропов. Как не объяснял я танкистам, один из них все же пошел в атаку по дороге. Не дойдя метров 50 до дзота, он подорвался на мине. К счастью экипаж был жив, он покинул танк и под прикрытием десанта отошел в укрытие. К 11 часам на мой командный пункт прибыл зам.командующего. Это был боевой генерал, который прошел Афганскую войну, в свое время командовал 201-ой дивизией в Таджикистане и сейчас так же, как и я, добровольцем помогал становлению молодой армии Новороссии. Его появление на командном пункте сразу взбодрило все структуры, взаимодействующие со мной и до которых я не мог «докричаться» и «достучаться». Он взял на себя все руководство поддерживающей нас артиллерией и очень серьезно стал «шевелить» тыловиков. Вся мощь артиллерии по его команде обрушилась на позиции ВСУ. На птичник пришли два топливозаправщика и заправили всю боевую технику. Мы бросили в атаку еще 4 танка и 4 БМП с десантом. Это стало ощутимой поддержкой для наступающих и к 15 часам мы выбили противника с первых окопов и заняли первые две улицы. “Укропы” оборонялись ожесточенно, и каждый дом приходилось брать с боем. К вечеру мы продвинулись на метров 300.

Практически все дома на улице были превращены в склады с боеприпасами, с подвалов которых к позициям тянулись соединительные траншеи, вырытые в полный рост. Огневые точки были накрыты бетонными плитами, которые спасали жизнь нашим бойцам, укрывавшимся в них от ответного артобстрела. Главная задача была выполнена, мы укрепились на окраине Чернухино, теперь основной задачей было удержаться до утра и обеспечить выдвижение резервов. Крайний слева – командир батальона с забавным позывным «Хулиган». В центре – доброволец из Словакии, настоящий словак. Я поразился тому, что при встрече он восторженно обнял меня и, указывая на мой пистолет-пулемет, не менее восторженно восклицал: «Чехия, «Скорпион»!!!». Это был первый доброволец на этой войне, который определил название моего оружия. Я так же обнял его, похлопал по плечу и говорю: «Браток, ты первый, кто угадал название моего пистолета». Смотрю, в ответ он мне бормочет что-то непонятное и только тогда я понял. Что это настоящий чех. Когда я хлопал его по плечу, и говорил: «Да здравствует Чехословакия!», он отвечал мне и поправлял, что нет, не Чехословакия, а Словакия. Через 10 минут они уходили в бой и «Хулиган» подошел для уточнения задачи. Я коротко и быстро ее ему изложил, и они со словаком пошли к своему подразделению, которое впоследствии сыграло основную роль в победе в боях за Чернухино. Могу со всей ответственностью заявить, что благодаря мужеству «Хулигана», отваге его бойцов мы выполнили дальнейшую боевую задачу.

На второй день с утра они с ходу ринулись в бой, продвинулись практически почти на километр и в течение трех недель отбивали самые яростные атаки, удерживая рубеж и обеспечивая выдвижение основных сил через окраину Чернухино на Дебальцево. К своему стыду не помню ее имени, по-моему - Людмила, наверное, старческий склероз, простите меня, пожалуйста. Но то, что она героиня, заявляю со всей ответственностью. Мы виделись несколько минут, я приехал с передовой измученный до неимоверности и увидел ее, первым моим вопросом негодования было: «Что здесь делает женщина?», она взяла меня под руку и со словами: «Не ругайся, командир» завела меня в комнатушку на птичнике. В комнатушке было приготовлено все для приема раненых и она оказалась сестрой милосердия. Достав флягу, она налила мне стаканчик настоящего коньяка. Но те ощущения конечно же вам не передать, что такое вылезти из окопа, увидеть женщину, а тем более держать стаканчик, в который тебе наливают коньяк. Я спросил ее: «-И всем вы так наливаете?», она ответила: «-Нет, только командиру, который сейчас на «передке», а меня бросил здесь. Я вижу, что Вы здесь тоже большой командир и очень прошу Вас отправить меня к нему». Я ответил, что там идет бой и бой очень жестокий, на что она мне парировала: «-Если бой жестокий, значит есть раненые, а я доктор и этих раненых самолично обязана спасать». «-А стрелять-то есть чем у тебя?» спросил ее я, она отвечает: «-Я еду спасать, а не стрелять». «-А отстреливаться?». Она отвечает: «-Меня прикроют». Тогда я вытащил свой пистолет Макарова и отдал ей. Говорю: «-На войне пригодится». Это героическая женщина! Она добралась до своего командира и даже тогда, когда все отступили, она осталась рядом с ним и в течении суток отбивалась как настоящий боец, неоднократно прикрывая его своим огнем. Второй раз я увидел ее, когда мы пробились к ним с подкреплением. Удивляться и ругаться было некогда, я просто обнял ее и поцеловал в щечку...

Еще одно открытие я сделал на этой войне: тот, кто имеет мощную артиллерию и чьи расчеты лучше подготовлены, тот и наносит больший урон своему противнику, а еще я понял, что обычный подствольник на автомате – это тоже сила. Не знаю, какое подразделение было у противника, но человек 40-50, подобравшись к насыпи и укрывшись за вагонами, поливали нас из подствольных гранатометов так, что осколки летели на наши головы как проливной дождь. Конечно же, где-то укрывшись в окопе или блиндаже можно было не обращать на это внимание, но пересечь открытую местность и не получить осколок, было просто везением. Вот и словак, перебегая от дома к дому, не смог уберечься от этих маленьких носителей смерти. Ему повезло тем, что посекло только ноги, но на одного достойного бойца в бою нас стало меньше. Работа нашей артиллерии именно перед этим боем заслуживает самой лучшей похвалы: они вдоль и поперек перепахали всю переднюю линию “укропов” и тем самым очень облегчили нашу задачу по захвату позициям противника и подступов к окраине Чернухино. На фото хорошо видна работа нашей артиллерии. Никакие бетонные перекрытия не спасли от нашего карательного огня и эти перекрытия стали укропам братской могилой. Я даю слово полковника и клянусь за каждую строчку, после окончания боев за Чернухино, мы достали их тела и передали украинской стороне.

Дебильная и неправильная война. Мы воюем со своими братьями-славянами. У них в жилах такая же кровь, присутствует благородство, любовь и, наверное, сострадание. Экипаж этой “укроповской” БЭХи тоже любил свою машину и назвал ее ласково «Муся». Одно раздирает сердце в клочья, что погибнуть в ней, им было суждено от выстрела гранатомета такого же брата-славянина. А теперь вдумайтесь, кто заставил нас убивать друг друга?!

В интернете Ирина Савкова ответила Наилю:

“Не присутствуют в их жилах ни благородство, ни сострадание! Иначе не поперлись бы они убивать на Донбасс. Вспомните Наиль, с чего всё началось! Юго-восток и Крым выступили против “хунтят” совершивших насильственный захват власти. Мы имели полное право на это, согласно основному закону Украины, единственным источником власти в ней является народ, а армия не участвует в гражданских конфликтах. Так, что все эти "херои" выполняющие преступные приказы соучастники преступления. Вспомните Одессу! Одесситы мне пишут - Если бы у нас была хоть какая-то граница с Россией, Донбасс укродебилам показался бы просто детской сказкой по сравнению с Одессой! У меня лично никакой жалости к ним нет!”

На фото - первый танк, который ворвался на окраины Чернухино. Экипаж цел, ранены, но живы в первом бою. Перед постановкой задачи на второй бой, рядом взорвался снаряд. Мы все контужены, наводчик погиб на моих глазах. ГЕРОЙ с большой буквы!

Экипажу этого танка я лично ставил задачу и просил, нет, может даже умолял не лезть на рожон, подойти поближе к Доту и постараться уничтожить его огнем из пушки. Говорил, что перед этим Дотом есть минный трал, но не знаю по какой причине, они меня не послушали и все-таки полезли на рожон. Результат виден на фото. В этом бою они выжили, перед следующим они проявили очередное мужество, вызвавшись идти в атаку, но по воле Божьей случиться этому было не суждено.

Эти шахтерские домики - не хоромы Закарпатья или других регионов Украины, но возле каждого этого домика есть маленький огородик, они очень уютные и опрятные внутри и конечно же приносили радость их хозяевам. В каждом был создан домашний очаг, согревающий душу их обитателей. Когда мы вошли на этот маленький плацдарм, пусть даже разрушенные, они продолжали согревать наши тела в эти холодные февральские ночи своими полуразрушенными печурками и теплом тех сердец, которые прожили здесь десятилетия. Мы, конечно же, их отстроим и поклонимся в пояс их хозяевам, извинимся за то, что все пулевые и осколочные ранения эти домики получили из-за нас, а кланяемся мы им в пояс за то, что их домики спасли не одну жизнь.

Это второй «безбашенный» экипаж. Я поставил им задачу дойти до этого бетонного блока и прикрывать вхождение резерва. Они ринулись в бой, и дошли до блока без проблем, но вдруг на перекресток выскочила укроповская БЭХа и началась дуэль. Увлекшись атакой, они пошли на нее тараном, она юрко развернулась и скрылась за поворотом, а результатом погони стал подрыв на мине. Это чеченская тактика. С нами в тот момент воевало подразделение чеченцев, да, да вы не ошиблись, читая эти строки, это было подразделение батальона «Ичкерия» бригадного генерала Мусы Мунаева, личного врага Кадырова и Президента Путина. Они выехали на БМП и спровоцировали наш танк идти вперед, а перед его движением установили фугас. На этот фугас он и нарвался. Слава Богу и Аллаху экипаж остался жив. Да и танк был поврежден только тем, что перебило гусеницу. О его дальнейшей судьбе я расскажу позже.

Перед тем, как вступить в бой в этой войне, я убедительно просил украинских матерей не посылать на эту войну своих сыновей. Я тоже отец троих детей и молю Бога, что бы они хоронили меня, а не я их. Я не виноват в этой войне, не виноват и в том, что передал погибших сыновей их матерям на Украину. Не мы виновны в горе, пришедшем в их дом, а продажная, “ссученая” власть, подконтрольная “заокеанскому обкому”, которому выгодна междоусобная бойня, у границ с Россией. Мы их детей, превратившихся в агрессоров, сюда не звали, но они пришли и стали сеять смерть, убивая детей, женщин, стариков и разрушая все на своем пути. Легендарный русский полководец Александр Невский сказал очень мудрую фразу сотни лет назад: «Кто с мечем к нам придет, тот от меча и погибнет». Я просил Украинских матерей не присылайте на эту войну своих сыновей. Мы их всех вывезли, а “укропы”, забывшие, что такое совесть, честь, мораль, потеряв человеческий облик, своих погибших товарищей зарывают, как “постреленных собак”, в общей яме. Наглядное фото, когда мы взяли этот рубеж, было видно, что этот паренек погиб, а его однополчане бегали по окопу, невзирая на то, что он валяется у них под ногами и на нем было немало следов от сапог, что они использовали его как кусочек суши, чтобы не вступить в лужу. Разве это нормально?! После боя мы его вытащили из этого окопа с неимоверными трудностями, вывезли в тыл и передали украинской стороне, чтобы они в который раз состарили очередную мать и сгорбили очередного отца, оставили вдовой очередную жену и сиротами его детей. Прости меня, мама! Прости меня, отец! Прости меня, жена! Простите меня, дети! Прости нас Бог и прости Аллах! Это не мы его убили. Это убила его Ваша власть. Это она, на плечах украинских детей, (используя их, как репрессивный инструмент террора и насилия, приехала сюда жечь, рушить, насиловать и убивать)... Приехала не сама, а по воле “западных стратегов”, которые прислали ее сюда, навязывая свой излюбленный план - “разделяй и властвуй”. Что остается “пушечному мясу”? Только, озверев, погибнуть и вынуждая уносить жизни тех, кто стал жертвами по воле выродков, (привыкших грести лопатой кровавые доходы в собственный карман)...

Вскоре “укропы” очухались от нашей внезапной атаки и стали контратаковать нас. К нам прорвалось пару мужчин и стали умолять нас помочь вывести беженцев из Чернухино. В основном это были старики и дети. К западу от Чернухино наступали Дончане. Там шли ожесточенные кровопролитные бои, и местные жители Чернухино стали заложниками этих событий. Укропы, отступая с улиц, минировали каждый дом, а самой сильной бедой было то, что и вода в колодцах была отравлена вылитой туда соляркой. Остался один путь, куда можно было выводить беженцев – это на Перевальск. Но и этому препятствовал не только нескончаемый, сильный обстрел, но и наш танк, подорвавшийся на фугасе при въезде в Чернухино и перегородивший дорогу. Нашим командованием было принято решение организовать коридор для беженцев с 1 по 5 февраля. Я сказал мужчинам: пусть организовывают колонну и привяжут на все выступающие части автомобилей белые тряпки, а пассажиру переднего сиденья вытянуть руку с палкой, также обвязанной белой тряпкой.

Утром 1 февраля к 10 часам стали появляться первые автомобили с беженцами. В основном это был водитель и полная машина детей. Наши сердца разрывал ужас в глазах тех мальчишек и девчонок, которых вывозил какой-то добрый дядька, а бедные родители остались там, в подвалах тех домов, рядом с которыми продолжались рваться снаряды и мины. Мы как могли, успокаивали их, просили не плакать и ждать в Перевальске, что к вечеру к ним приедут и родители. Я на БТРе с несколькими бойцами побежал к танку и пытался убрать эту проклятую гусеницу танка, через которую не могли проехать легковые машины. “Укропам” было пофигу, что это колонна беженцев, что на каждой машине белые куски материи, слава Богу, они не стреляли по колонне, но нас возле танка просто поливали минами.

Зацепив БТРом гусеницу, я пытался оттащить ее в сторону. БТР ревел двигателем, из-под колес валил дым, но он буксовал и никак не мог сдвинуть ее с места. Экипаж танка сбегали к своему танку за кувалдой и с неистовой силой стали колотить по пальцу, пытаясь рассоединить гусеницу и оттащить ее по частям. Мы больше всего тогда боялись, что какая-нибудь мина попадет в гражданскую машину и это вызовет панику и все начнут выскакивать из машин и разбегаться. Но бежать было некуда, так как справа у дороги было минное поле, а слева за посадкой – открытая местность, которая простреливалась "укропами" в упор. Наконец-то какими-то неимоверными усилиями эту гусеницу удалось отсоединить от танка, но к нашей беде прибавилась новая – у нас порвался трос. Глядя на фотографию кажется - мирная картинка, а на самом деле все это происходит под неимоверный вой пролетающих над головой снарядов и грохот разрывов, звучащей очереди пулеметов и свист пуль. Наши ребята с окраин домов как могли, со всех видов оружия били по позициям “укропов”, не давая им приблизиться к насыпи и обстреливать нас с “подствольников”.

Наконец-то БТР оттащил эту злосчастную гусеницу и сделал проход, в который кое-как умещались «Жигули», но даже этой появившейся дорожке мы были неимоверно рады. Сложность была еще и в том, что у гражданских машин практически не было бензина и те машины, что имели бензин, на буксире тащили те, у которых баки были пустые. Они ревели своими двигателями, буксовали и не могли тронуться в таком месиве грязи. Бойцы практически на себе протаскивали их через этот проклятый участок.

В кои веки колонна тронулась и я, двигаясь впереди на своей «Ниве», повел ее на Перевальскую трассу. Всеми правдами и неправдами мы стащили гусеницу с дороги, но проезд был очень узким, обочина быстро размякла и надо было любыми путями убирать с дороги танк. Для этого надо было два танковых троса, а они были только на птичнике, на танках, которые были оставлены в резерве. Доставить их было проблемой, можно сказать - “невыполнимой миссией”, так как дорога простреливалась в упор, это можно было сделать только ночью, но беженцы уже стали выходить из подвалов освобожденных домов и собираться возле дота на въезде в Чернухино. Мы как могли, прятали их по ближайшим домам, так как на открытой местности оставаться было очень опасно. Люди были обезумевшие от страха и конечно же все бежали к нам сепаратистам-освободителям. Надо было принимать срочные меры, чтобы эвакуировать их с Чернухино хотя бы до трассы Дебальцево-Перевальск в район моего командного пункта на «кресте», откуда на «Уралах» их можно было вывезти до Зоринки (поворота с трассы Луганск - Донецк в город Зоринск), где их ждали у нашего блокпоста автобусы МЧС.

Выведя первую колонну беженцев к трассе, на обратном пути я заехал на птичник и, подъехав к танкистам, поставил задачу срочно зацепить за мою «Ниву» два танковых троса. Командиры убеждали меня, что это абсурд, что «Нива» не сможет протащить по полю два троса, застрянет в колее и меня расстреляют в упор вместе с этими тросами. Кто меня знает, со мной спорить бесполезно и если я что-то задумал, меня трудно остановить. С криками и матами наконец-то тросы были зацеплены за «Ниву». Помолившись Аллаху и первый раз в жизни перекрестившись, я завел двигатель и попробовал тронуться. На почве «Нива» буксовала, но как только выехала на асфальт, потащила тросы с легкостью. Дело в том, что с птичника на Чернухино было две дороги. Одна прямо с птичника через поле выходила в ложбинку и по ней выходила на асфальтную дорогу, ведущую с основной трассы на Чернухино. А по второй надо было выезжать на основную трассу и под носом “укропов”, перед мостом, уходить влево по асфальту в Чернухино. Выезжая с птичника, я понял, что по полю мне не пройти и рванул по асфальту. Тросы как бешенные мотылялись за «Нивой», выбивая с асфальта снопы искр. Скорее всего, ВСУшники очумели и не могли понять, что происходит, так как я на «Ниве» летел к ним в гости. Перед мостом резко повернул налево и нажал на газ до полика. “Укропы” очухались и открыли бешенную стрельбу, но было поздно, я несся по асфальту и от прицельной их стрельбы меня спасала посадка деревьев вдоль дороги. Впоследствии я еще сотни раз летал на своей «Ниве» по этому пути, уходя то в поле, то объезжая по асфальту, чем приводил их в замешательство, выигрывал время в открытии огня и естественно вызывал бешеную ярость своей непоражаемостью.

Фишкой было то, что на «Ниве» был еще оторван глушитель и звук моей «ракеты» был слышен очень далеко, но как я писал ранее мой Ангел-хранитель, а также Всевышний и Милосердный, были на моей стороне. Когда я, разметая лужи и брызги грязи, пролетел по крайней улице Чернухино, и подъехал к дому, где был укрыт танк, вызвал бурные аплодисменты моих солдатушек, наблюдающих эту картину. Теперь можно было смело цеплять тросы за танк и совершить очередной подвиг, расчистив дорогу от подбитого танка.

Это новейший украинский танк «Булат», который нам «подарили братья укропы». Хорошая машина. Мы, конечно же, очень рисковали и не хотели, чтобы такой дорогой «подарок» сожгли сами же “дары приносящие”. Я попросил нашу пехоту открыть огонь из всех видов пока мы будем возиться с подбитым танком, пытаясь убрать его с дороги. Пехота – молодцы, рассредоточили свой огонь и не давали “укропам” «поднять голову». Была опасность еще в том, что под танком могла быть еще одна мина и я боялся, что мы наедем на нее, но времени было в обрез и деваться было некуда. Мы зацепили танк и «Булатушка», ревя двигателем, буксуя на грязном асфальте, всеми правдами и неправдами пытался оттащить танк в сторону. Механик сильно нервничал и выжимал из танка все его силы. Наконец-то подбитый танк тронулся с места, и я стал орать танкисту, чтобы он стащил его на обочину. Неимоверными усилиями это у нас получилось, но к нашей беде у «Булата» лопнул палец на гусенице и он «разулся». В дальнейшем наши мужественные танкисты еще в течение трех суток под обстрелом сделали все возможное и невозможное, чтобы обуть гусеницу и спасти танк. Его спасло еще и то, что он сам был в кювете и скрыт от укропов высотой дороги и густой посадкой леса. Танкисты, без преувеличения – герои и просто молодцы!..

Каково старикам преодолеть пять километров под обстрелами, словами не передать!!!

Этих беженцев на «крест» мы эвакуировали на МТЛБ (на нашем “птичьем языке” - военном жаргоне, зовущейся “мотолыгой”). Всех женщин мы садили во внутрь, а мужчины ехали сверху на броне. Эти 5 км казались бесконечными, хотя по времени эта езда занимала не более 20 минут. По началу меня поражало, что люди не просили есть, а все очень жадно пили воду. Только впоследствии я узнал, что многие колодцы были, отравлены вылитой туда соляркой и всех людей мучила сильная жажда. Это мне напомнило кровавую бойню в Беслане, когда освобожденные детишки с жадностью пили воду... Эту картину вживую я увидел здесь в Чернухино, где первыми словами у беженцев было: «Дайте, пожалуйста, попить». Вереница беженцев тянулась из Чернухино нескончаемым потоком. Люди шли, невзирая на то, что рядом рвались снаряды и мины. Эта картина просто разрывала сердце, так как все происходило в 21 веке и где? На Украине!!! В это тяжело верить, но это есть горькая правда.

Я поставил задачу на «кресте» останавливать все пустые машины, идущие в тыл и грузить в них беженцев. Только в первый день, таким образом, мы вывезли более 800 человек, в основном стариков, детей и женщин. Все это делалось под обстрелом, поэтому главной задачей было в самые сжатые сроки отправлять людей в безопасную зону. Жалость усиливалась и тем, что многих беженцев сопровождали их четвероногие друзья, которые вместе с ними пережили эти ужасы войны. Машины куда-то увозили хозяев, а они бежали за ними следом, жалобно тявкая и скуля...

***

2019 год.

Осип Светлане.

-Что замолчала, а, Светлана?

Глазищи трешь... Читать устала?

Ну все... Глаза на мокром месте.

Все настроение упало?

Светлана Осипу.

-Да нет, но лучше б не читала...

Сегодня выспимся едва ли:

Война стоит перед глазами:

Все как тогда... Все так, как прежде...


20


поделившихся
55
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
28 мая в 3:06
Действия
Былина «Дебаль». 16.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
39
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
27 мая в 20:54
Действия
Сатирический рифмованный фельетон «Я — не я». 10.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
68
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
27 мая в 1:48
Действия
Былина «Дебаль». 15.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
66
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
26 мая в 0:56
Действия
Обращение к друзьям и гостям.
Спасибо, конечно за ваши молчаливые коментарии)), они о многом говорят, конечно, но хотелось бы услышать отношение к самому повествованию. Стоит оно того, или я свое время зря трачу, и ваше отнимаю. Надеюсь, хоть борозды не испортил, я ведь отнюдь не писатель и тем более не поэт. Это не мой хлеб. Однополчане шутят "Кот в сапогах " перышком решил поиграть))...
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
49
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 23:19
Действия
Былина «Дебаль». 14.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
71
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 22:33
Действия
Былина «Дебаль». 13.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
129
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 19:16
Действия
Сатирический рифмованный фельетон «Я — не я». 9.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
127
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 3:55
Действия
Былина «Дебаль». 12.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
70
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 1:58
Действия
Былина «Дебаль». 11.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
110
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 0:50
Действия
Былина «Дебаль». 10.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
101
Виктор Аркан.
Виктор Аркан
25 мая в 0:08
Действия
Былина «Дебаль». 9.
Виктор Аркан

Читать
НравитсяПоказать список оценивших
Комментарий
ПоделитьсяПоказать список поделившихся
110
к предыдущим записям
Былина «Дебаль». 20.
Сергей Осипу.

-«Таран» однажды мне сказал,

Что: «...нежить тот, кто Духом пал,

Потенциал свой растерял...».

Я это шкурой осознал.

Вся жизнь прошла перед глазами,

Когда осколки доставали...

Не той я думал головой.

После того - я стал другой.

Осип Сергею.

-После того - мы все другие,

Да и Народ у нас - иной.

Внушают всем, что он простой,

Не наши люди, а чужие!

Сергей Осипу.

-Скорей тупые, «Дед», походу,

Раз их История не учит:

Что по зубам всегда получат,

Враги от Русского народа.

Осип Сергею.

-Ты видел памятник «Комбату»?

Светлана Осипу.

-«Дед», политрук ведь, не «Комбат».

Осип всем.

-Так он стоит, или вперед,

Бежит и за собой зовет?..

В нем сила, воля, мощь, напор,

Ненависть, ярость к супостату,

В сплоченьи множится стократно, Святая вера, разрешая,

Смертельный, вынужденный спор.

Борис Семенович, «Баграм»,

Слепил его из пластилина...

Михалыч всем.

-Теперь ему нужна резина,

Двухкомпонентная, для формы,

Отлить героя в бронзе чтобы...

Хотя бы - десять килограмм...

Задумано скульптур не мало.

За мастерской лишь дело встало...

«Дед» Осип Саше.

Луганск как звался при Союзе?

Саша «Деду» Осипу.

-Не в курсе…

Светлана Саше.

-Ворошиловград!

«Дед» Осип Саше.

-Сань, знать Героев надо лучше...

Они ведь - за спиной стоят!..

Считаем мы, что нужен Орден,

Народного единства Знак,

Хотим увековечить так,

Бойцов, кто этого достоин...

Все те, кто держит свое Слово

И смерти вопреки стоит

Супротив зла и не молчит -

Народа Русского - основа!

Таких людей у нас немало;

Русь их без счету нарожала,

И в«Свети Тихом» воспитала,

Чтоб Войско их наш Мир держало!

Донбасс увидел Божий свет

И Духом сразу же воспрял,

Сам всей Руси защитой стал,

Исполнив «Пращуров Завет»...

Подобный Подвиг в наше Время,

Пример - достойный подражанья,

Поэтому и есть желанье,

Сойтись с Движениями всеми.

Светлана Осипу.

-И «Мир Луганщине»?

Осип Светлане.

-Конечно. Мы образец им подарили,

Созданье «Общего Совета»,

По награжденью предложили...

И с ветеранами «Афгана»,

Об этом тоже говорили:

Серега Шонин с Витей* был

И«Штаб Казачий»* с Атаманом…

Решали: как создать «Совет»,

«Общенародный Наградной»,

Тут учредить между собой,

Или созвать весь «Афган-Вет»*.

Решили так, без фанатизма:

Чтоб связи внешние упрочить,

Награду эту приурочить,

Ко дню Народного единства...

Знак должен стать общенародным

Признаньем Обществом заслуг,

И первым Орденом народным.

Светлана Осипу.

-А посмотреть, «Дед», орден дашь?

«Дед» Осип кадету Сергею.

-Сережа, старика уважь,

Не в службу - в дружбу, ты же друг?

Сходи, возьми коробки все.

Кадет Сергей «Деду» Осипу.

-Где?

«Дед» Осип кадету Сергею.

-В кабинете, на столе...

Осип всем.

-Необходим всем стимул, цели,

Примеры веса слов на деле!

Могли мы сделать так, как все:

Знак изготовить и продать;

Честь на дензнаки поменять.

На жизнь хватило бы вполне.

Но тут не молятся рублю,

Так как, имеют Честь свою...

Так что, отложен нами выпуск,

До лучших для Руси времен...

Господь управит, знает Он,

Что прибавляется наш список

Героев Праведной Войны...

«Дед» Осип кадету Сергею.

Ну как, Сергей, всё взял ли ты?

Кадет Сергей «Деду» Осипу.

-Вот тут, принёс, все три коробки

И книгу взял себе со стопки,

О русских наших мастерах

Литейных дел и кузнецах...

Сергей Осипу.

-Тут, «старый», ордена, медали...

Из них который вы ваяли?

Осип Сергею.

-Не те, вон там, в отдельной книжке,

Открой...

Сергей Осипу.

-Ни дна мне ни покрышки!

На «Знамя Красное» похож,

Но только лучше, «Дед».

Осип Сергею.

-О то ж…

Светлана Осипу.

-Достойный... Это серебро?

Осип всем.

-Герой и большего достоин:

Признанья подвига его...

Другой металл тут непристоен!

Сергей Осипу.

-Но это ж дорого, ребята...

Михалыч Сергею.

-Награда ведь! Чего тут спорить...

Осип Сергею.

-Мы что, в Отечестве богатом,

Не можем этого позволить?

«Гос. Знак» в Союзе для Победы,

По совести все было чтобы,

Не медь простую покрывал,

А добрый орден штамповал,

Из серебра высокой пробы...

Страна переживала беды,

Но подвиги не принижала,

А как могла их поощряла...

Осип, встав из за стола, договорил, обращаясь ко всем.

-Когда все вместе созидают,

Тогда за это и воюют.

Все верят в то, за что рискуют

И знают, что их понимают!..

Осип, походя, кадетам.

-Вы ешьте побыстрей, «малые»,

Потом все приходите к нам,

Расскажем вам за «боевые»,

Как «жили-были», тут и там...

Сергей Осипу.

-Ты правда хочешь рассказать,

Про то, что «ложками хлебали»?

Наверно, лучше бы не знали,

К чему им это понимать...

Осип Сергею.

-Зачем тогда ты сына взял?

Чтоб просто рядом покатался?

Или чтоб павших уважал

И Духом воина пронялся!

Осип (глядя на Сашу) Сергею.

...Вы Саньке, «Ёжик», говорили,

За все, что с нами приключалось?

За что награды нам вручили

И как раненья получались?..

Саша «Деду» Осипу.

-Не говорили мне об этом,

Между собою только, слышал...

«В разведку как-то батя вышел

И ночью потерялся где-то»...

Подошли кадеты, расположились.

Осип всем.

-Да, помню... Было и не то...

О «Ёжике в тумане» - завтра.

Приедут к нам еще ребята.

Сегодня расскажу про то,

О чем им всем уже известно,

Чтоб было вместе интересно.

Сергей, подкинь дровишек чуть.

Так вот, рассказываю суть...


21


Анонс 2 тома:

Автор.

Огонь костра тень преломляя,

Зовет назад, к воспоминаньям,

Струну Души живой щипая,

Страницы памяти листает...

Ребята слушают рассказ,

Который “Дед” им в слух читает,

И от себя что добавляют,

Те, кто в бою был, и не раз...

…Весенний майский день второй,

Рассветом первый провожая,

Ночным салютом «освещает»,

Сезон народных пикников,

Где шампура, в углях сверкая,

От сочных гнутся шашлыков,

В законный, мирный выходной:

Всеобщий праздник Первомая…

Совсем не так сегодня все,

Под крышей дома моего,

Как было до войны еще,

Какой то год назад всего…

Сегодня все не так совсем:

Возможность есть, но нет желанья,

И «состоянье – не стоянья».

Напиться можно, но зачем?!

Нет ни душевного порыва,

Ни «гармозы» мехов надрыва. ...

Надежда у людей в глазах,

Тревога... Но уже - не страх...

...У штаба грязный «Форд Транзит».

Он ждет разведчиков «Омара»,

В Алмазном база их стоит,

«Соседи» третьей роты нашей...

У самых у ворот урчат,

Еще военных «Джипов» пара,

Везьти готовые ребят:

«Полуполтинника» и Пашу*.

Штаб не пустеет никогда;

Снуют «военные» повсюду...

Казак Сан-Саныч с позывным «Лесник» на посту у ворот.

-Здорово были... Как дела?..

Политрук «Таран» «Леснику».

-Да Слава Богу...

«Лесник» «Тарану».

-Ты от куда, сейчас?..

«Тарану» «Леснику».

-Из за «нуля» Сань... «Батя» там?

«Лесник» «Тарану».

-На месте. Это кто, с тобой?

«Вик» «Леснику».

-Я из Москвы, «Вик» позывной.

«Лесник» «Тарану».

-Я понял... Проходи, «Таран»...

***

Клинит затвор и пружина не взводится,

ВОГа осколок зарубку поставил ,

В руки трофейный АК мои просится:

Бог как обычно все лично «управил»...

Дым поглотил очертания местности,

Места живого на ней не осталось,

Всюду кровь липкая, гильзы, конечности...

Видел - как тело с Душой расставалась...

Третий день воздухом душным питаемся,

Пот по тельняшке стекает и шкуре,

Горка* в крови под разгрузкою сбруи*,

Колом стоит, уже не отстирается...

Кровь запеклась на лице черной коркой,

Пить очень хочется... Фляга пуста.

Двор за забором, колодец с веревкой...

Вместо ведерка - дуршлаг из ведра...

Сел на колено, бьет снайпер - не встанешь...

Выпьешь - от пули «козленочком станешь»...

В снег загорелый сосульки воткнулись,

Губы в одну сами тут же уткнулись...

Ночью укропы в атаку не ходят.

Нужно смекалку в бою проявить:

Бэхой под носом у них покрутить,

Будто нас много, «очко» пусть им сводит...

Сутки держать оборону придется,

Свежий пока к нам резерв подойдет,

Наша «арта» делом завтра займется:

Доты и дзоты - на тряпки порвет...

***

-Воюют с нами в интернете.

«Гибридная» война идет.

Иудам враг дает советы ,

Подачки и паек сует.

У них - как грязи, денег там...

-У нас финансов не хватает?!

Вопрос - как их распределяют,

А кто банкует - видишь сам...

Идеологии не стало,

Когда предатели – уроды,

Страну украли у Народа,

Но и ее им стало мало!

К Казне пристроились, шакалы,

На Запад скопом подались,

За «длинный» доллар продались.

У крыс – какие идеалы…

-«Своя рубашка – ближе к телу»,

Не сделать с этим ничего.

-Я предлагал в России мэру,

Тут «Побратимом» нашим стать,

Чтоб Веру поддержать Народа,

Совместно пережить невзгоды,

Так он не смог меня понять…

-«Чинушам»* это - не дано.

-Не с тем ты, значит, пообщался,

Такие есть, конечно, «лица»,

Но их на деле – единицы.

–«Инициатора накажут» -

Любой «слуга народа» скажет:

Его задача – не улучшить,

«Жизнь Бекова» и не ухудшить,

А в кресле с выгодой качаться.

Потом еще переизбраться

И «песню» ту же снова петь:

«Налог что должен «подыматься»,

Бюджет чтоб местный свой иметь».

Его и «поиметь» потом,

Раздув чиновничий свой штат,

Внушив, что «семеро козлят»,

«Станцуют» лучше, чем «осел».

-Всех карьеристов нужно гнать,

«Бомонд» чиновничий менять.

Границы наглость не имеет,

За ними нужен «глаз – да глаз».

-В гордыне всякий «туз» борзеет,

И «Президент сказал как раз»:

«Не дать чтоб «тузикам» наглеть,

За ними нужно присмотреть».

-Смотреть не только сверху надо

И снизу тоже, вот тогда-то,

В «Хозяйстве» хаос прекратится

И смогут все «воды напиться».

Если по делу говорить,

За «Дружбу Городов» к примеру,

То, думаю, про эту тему,

«Гаранту» нужно доложить.

Тогда все «чин по чину» будет,

«Чиновник» лишь команды ждет,

Поступит – «сделает красиво»,

А нет, «воды в рот наберет».

«В ромашку» - делать или нет,

Играть желанья даже нет,

К чему им инициативы:

Кто за бездействие осудит.

Не будет напрягать «свой зад»,

Решенья примет «к исполненью»,

Когда ему к тому решенью,

Приложат письменный приказ,

«Чи» позвонят и гаркнут – фас,

Чтоб «штаноносец» испугался.

Тогда и скажет «бюрократ»,

Что он и «сам бы побратался»…

Я ошибиться - рад бы был…

Найдется время – напишу,

О Лисичанске и Славянске,

о Иловайске и «Дебали»,

Чтоб о Героях люди знали

И Подвиг - Павших пережил…

Я имя каждого впишу

И позывной, в стихах солдатских...

***

…Стахонов скрылся позади…

Дорога «молью» вся побита:

«Кротами» будто перерыта,

В порядке «шахматной доски».

Обочины покрыты сажей.

«Зеленка» скроет все. Возможно,

Места заметить станет сложно,

Откуда били наши «Грады»...

Земля свои «затянет раны»,

Которые мы ей наносим,

И даст опять, что ни попросим:

И урожай, и уголек.

Свой у Природы цикл и срок.

Саперам нужно только дать,

«Смертельный урожай» собрать,

По полевым безлюдным станам…


​Продолжение следует... после обсуждения комментариев. Выскажите мнение, нужно молодежи повествование в данном формате, или лучше прозой, хотя лирики и тут нет ни грамма.
использованы материалы: Личная страница ВК Виктор Аркан


Комментарии
Для комментирования авторизуйтесь (зарегистрируйтесь) на сайте или войдите через соцсети:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
© 2016-2019 Проект Миссия Донбасс. Возрастные ограничения 18+

При использовании материалов сайта istrelkov.ru активная гиперссылка обязательна.

Войти через социальные сети: