Хроника «Русской весны»
Стрелков

Игорь Стрелков: 1945 год - можем ли повторить?

07-05-2020

Вторая моя статья в "Военно-промышленном курьере" (вышла в этот вторник):

Просьба редакции «ВПК» написать статью о возможности нашей победы (втором сорок пятом) в нынешней глобальной войне заставила глубоко задуматься. В самом деле, если сегодня борьба ведется не атомным оружием, а подрывом атакуемых стран революциями и смутами, то каковы шансы нынешней России в теперешней мировой борьбе?

И тут на поверхность выходит проблема тыла, общего здоровья страны. В каком состоянии РФ бросилась в нынешнее противостояние с сильными и коварными противниками?


Наследники великой победы?

Когда буквально из каждого утюга начинают звучать бравурные речи о «наследниках великой победы», причем в исполнении пустоглазых работников СМИ, никогда в жизни не воевавших и (как правило) даже не служивших в армии, я сразу выключаю телевизор. Хотя и так смотрю его нечасто. Казенный патриотический восторг, насквозь фальшивый и чаще всего глубоко невежественный, только раздражает. В начале «нулевых», когда уже наворовавшиеся всласть «новые русские» озаботились сохранением приобретенных богатств и главное – гарантирующей их власти, появился заказ на «новый патриотизм». Крайне куцый, рептильный и глубоко антигражданский. Электорату предложили гордиться великим прошлым, в данной связи – гордиться самими собой и радостно ожидать, когда «гениальные высшия власти» подарят ему (палец о палец не ударившему) новую славу и новые праздники.

«Эх, шестидесятые!

Гордые, пузатые,

Разбавляй проклятую...»


Эти слова известной песни группы «Любэ» очень верно выхватили суть мещанского благополучия второго послевоенного десятилетия, когда настрадавшийся и реально перетрудившийся народ СССР впервые после 1914 года ощутил состояние покоя. Пускай эфемерного в исторической перспективе, но создававшего у большинства живших в то время людей ощущение надежности и оптимизма.

Точно такое же ощущение имелось и у большинства российского населения в «золотые нулевые» (продолжавшиеся примерно с 2002 по 2014 год), когда уровень жизни пусть медленно и незначительно, но стабильно рос. Бандитский разгул 90-х сошел на нет, государство в частную жизнь не особо вмешивалось, а энергичные и инициативные люди так и или иначе могли создать себе комфортное место под солнцем. Праздников становилось все больше, реальной работы (особенно в мегаполисах) – все меньше. Бурно росла накачанная «бешеными сырьевыми деньгами» сфера услуг, где легко можно было найти себе непыльное занятие в мире «офисного планктона». В диапазоне от охранника и официанта до менеджера и гендиректора. Госаппарат тоже рос и богател. А над всем этим одиноко – как дерево посреди травы и мелкого кустарника – возвышалась фигура «нашего стратегического преимущества».

СМИ приучали людей «гордиться страной, предками и самими собой», ощущать себя героями только потому, что им повезло родиться в «такой замечательной стране с таким замечательным лидером».

В принципе чисто теоретически вполне обычная и эффективная массовая пропаганда. Принятая почти повсеместно, в том числе в ведущих экономически развитых мировых державах.

Вот только все это стало обычной «потемкинской деревней», напоминающей некогда величественные дома в центре Санкт-Петербурга, где прекрасно отреставрированные фасады нередко скрывают за внешним великолепием унылые захламленные дворы, ветхие перекрытия, дышащие на ладан коммунальные удобства. Дома, в которых по уши закредитованные жильцы давно привыкли жить не по средствам, но отвыкнув при этом от напряженного созидательного труда. Когда все было хорошо, такие жильцы весьма охотно участвовали в праздниках, устраиваемых властями. Им нравилось, когда «говорящие головы» в телевизоре вспоминали их замечательных дедушек и бабушек, а их самих называли «героями». Ведь разве у героических дедушек и бабушек могут быть другие внуки и правнуки? «Дедушки всех нагнули, а мы можем повторить!» – глупейший в своей непереносимой пошлости лозунг до недавнего времени был реально очень популярен. О том свидетельствовали наклейки на автомашинах, эмблемы в социальных сетях и прочее, и прочее, и прочее. Власти задавали тон – народ охотно откликался...

Понарошку не вышло

Однако, как часто бывает, логика самолюбования однажды (в 2014-м) толкнула ее авторов к попытке «повторить». Совсем немножечко. Почти понарошку. Ради праздника. И вот тогда выяснилось со всей жуткой очевидностью, что «эффективные государственные менеджеры XXI века» за полтора десятка лет не только ничего не сделали для восстановления былой (дедушки-бабушкиной) мощи, но хуже того – все годы своей власти продолжали мародерствовать на руинах былой колоссальной постройки. При этом мило уживаясь с выходцами из «проклятых 90-х», вполне осознанно (и демонстративно антипатриотично) продолжавшими «пилить и вывозить» все, до чего удавалось дотянуться. И что блестящие пиар-ходы неспособны заменить реальные действия, что вывезенные за границу личные капиталы и родственники теперь держат в заложниках их самих. И что сильно просевшее в плане социально-экономического комфорта население, еще недавно радостным «Вау!» отзывавшееся на любую ура-патриотическую показуху, нынче отказывается проявлять понимание и смотрит на власть все более угрюмо и исподлобья. Что в России почти всегда предшествует бунту.

Да и «повторить немножко понарошку» не получилось. «Праздник» оказался очень недолгим, а похмелье после него продолжается до сих пор и становится тяжелее с каждым годом. Пораженные до глубины души весной 2014 года «уважаемые западные партнеры» и вправду тогда испугались не на шутку. Им на мгновение показалось, что «дикий русский медведь» (которым они по привычке продолжали пугать свой собственный электорат) внезапно восстал из небытия. Но едва они убедились, что перед ними по-прежнему лишь слегка подновленное и заново натянутое на каркас чучело, управляемое их зависимыми и по-прежнему лояльными финансовыми клиентами, страх пропал, а вот мстительная злоба осталась. Осталась навсегда. Понять расшалившуюся колониальную администрацию они вполне могут, но вот простить – нет уж, дудки! Не торопясь, опасливо просчитывая возможные негативные варианты и издержки, «партнеры» тем не менее упорно ведут линию на замену действующего политического руководства РФ. А также на дополнительное ослабление страны, продемонстрировавшей потенциальную способность к возвращению статуса подлинно независимого государства.

В такой ситуации подняли голову те немногочисленные, но очень богатые, влиятельные и обладающие прочными позициями во власти силы, для которых лихие 90-е были и остались «святыми». Потому, что они тогда могли грабить, воровать, унижать и жульничать открыто-демонстративно, при этом прикрываясь отвратительной для них патриотической риторикой, не лицемеря сверх минимально необходимого. Все более откровенно и широко из не только подконтрольных «старым либералам», но и вполне себе государственных СМИ звучат хорошо знакомые тем, кому далеко за сорок, но «свежие» для молодежи лозунги. «Борьба за гражданские свободы», «За общечеловеческие ценности», «За демократию» и тому подобное. Сами по себе в разной степени приемлемые, но имеющие только одно практическое применение – создать основу для возвращения «к штурвалу» радикальных прозападных колониальных менеджеров, которым даже в публичных высказываниях глубоко наплевать на абсолютное большинство населения.

Когда «Бессмертный полк» бессилен

А что может противопоставить всем этим лозунгам власть на фоне быстро падающего уровня жизни и обострения всех социальных, этнических и религиозных противоречий, рукотворного упадка науки, медицины и образования? В декорациях невнятно-предательской внешней политики, колоссальной неустранимой («системной») коррупции, полного отсутствия независимой политической и реальной оппозиции, общей вопиющей неэффективности и кровнородственной кастовости чиновного аппарата. В условиях беззакония и произвола властей всех уровней? Опять «Бессмертный полк»? Ежегодный праздник «Крым наш»? День работников скорой помощи? И это все?

Возрастной интеллектуальный упадок и наивно-публичная демонстрация полной оторванности высших чиновников от реалий жизни широких народных масс, выразившаяся в уже прочно вошедших в фольклор призывах «Денег нет, но вы держитесь», «Прошу отнестись с пониманием» и так далее, всем очевидны. Персонажи «патриотической тусовки» типа Михалкова или Проханова неубедительны, фальшивы, набили оскомину, а для молодежи совершенно неинтересны или в лучшем случае откровенно смешны.

Все больше людей воспринимают «патриотическую» риторику не иначе, как ложь и лицемерие. А тех, кто ее оглашает, – как жуликоватых шутов при власти. А это очень напоминает рубеж 80–90-х годов, когда тихо отмирала пережившая большинство своих искренних приверженцев государственная коммунистическая идеология. Да и сама политическая «элита» (не могу без кавычек применять такой термин к этим людям) нисколько не патриотична «от слова вообще». Ей куда симпатичнее идеология условных «либералов-западников», разногласия с которыми проходят у «государственников» исключительно по линии «вот если бы европейцы и американцы в наши внутренние дела не лезли и не мешали реальное бабло поднимать, было бы совсем хорошо». При удобном случае большая ее часть охотно и без сожалений готова сдаться...

Вот только не всех в плен возьмут...

Отсюда рождаются попытки тех, кто на комфортное пребывание в плену не надеется, обратиться к «глубинному народу» за поддержкой, воззвав к «патриотическим чувствам россиян». При этом негосударственных (читай – «неприкормленных») патриотов власти рассматривают не как возможных союзников, а исключительно в качестве нежелательных конкурентов, которых политически уничижают, как только могут. Особенно тех, кто претендует на приставку «русский». Что в свою очередь очень напоминает практику окружения Януковича накануне майдана-2.

Наконец, не могу вновь не упомянуть о выдающемся по циничной подлости (и колоссальной глупости) предательстве, которое Кремль совершил и продолжает совершать на Украине в целом и в Донбассе в частности. Там, где местное русское ополчение, пополненное тысячами добровольцев из России, героически сражалось с превосходящими силами украинской армии и формированиями нацистов именно ради воссоединения с Российской Федерацией. Все иллюзии по поводу «патриотизма Кремля», которые еще были два-три года назад у добровольцев и волонтеров (то есть у людей, которые не на словах, а на деле готовы рисковать жизнью и здоровьем для защиты России), ныне полностью развеяны. Предательство Кремля очевидно всем, даже тем разного рода ряженым («казакам», «ночным волкам» и т. п.), кто на словах (за гешефт) продолжает распинаться о безусловной поддержке российских властей. Случись что – и даже эти сомнительной дееспособности люди нисколько не усомнятся в решении затаиться и переждать. Поскольку понимают, что «постоять за их спиной» власти готовы будут, а взять на себя ответственность и проявить волю – нет.

Рубеж большой смуты

«Его в могилу провожал насмешек шквал,

Иные хохотали просто бешено.

И только я, лишь я один рыдал.

Я так мечтал узреть его повешенным…»


Хилэр Беллок. «На смерть политика»


Подводя итог сказанному, делаю выводы.

1. Деморализация, дезориентация и раскол властвующей «элиты», стремительное размывание остатков ее народной поддержки и апатия населения к убогой пропаганде в совокупности с социальным и экономическим кризисом подвели Российскую Федерацию к границе новой большой смуты.

2. Альтернативы новому кратковременному триумфу либерально-западнической идеологии (наподобие 1991 года) на данный момент нет. А идеологические симулякры, созданные «тяп-ляп-кремлевскими политтехнологами», в условиях социально-экономического упадка перестают оказывать какое-либо влияние на массы и вызывают лишь дополнительное раздражение.

На всех этапах человеческой истории успешность служила одним из важнейших критериев общественной поддержки почти любых начинаний и инициатив отдельных личностей. (Крестный подвиг Христа и последующий почти двухтысячелетний триумф христианства в данном случае не рассматриваю, поскольку здесь имел место Божий Промысел). Примеров можно привести множество. Из нашей самой недавней истории – феномен сверхпопулярности Путина.

Он объясняется сочетанием изначально правильных политтехнологических мероприятий («победа» во 2-й чеченской войне, блицкриг в «войне 08.08.08», «крымская весна», искоренение массового терроризма и обуздание уличной преступности) и главное – уникальной благоприятной экономической ситуацией, связанной с многолетним галопирующим ростом цен на все виды сырья, добываемого в Российской Федерации.

Однако кремлевцы не делали в области экономики практически ничего, отдав ее «на волю дикого рынка». Вернее, отдали на откуп профессиональным либералам-реформаторам, усевшимся руководить финансами и экономикой страны еще при Ельцине. Тем самым путинская команда позволила им уничтожить огромное количество предприятий, производивших продукцию с высокой добавочной стоимостью, а также научную базу для их возможного восстановления и развития в будущем. Но им хватило ума позволить населению пользоваться крошками со стола вновь созданных сырьевых гигантов-госкорпораций, что на время «золотых нулевых» вызвало постепенный рост уровня жизни и появление в больших городах класса российских рантье. То есть тех, кто имеет стабильные доходы с минимальным вкладом в общественный труд или вообще при отсутствии оного. Произошло все это настолько волшебно легко и быстро, а пропаганда так настырно и умело подсовывала людям «главного виновника нашего процветания», что Путин до самого недавнего времени – пенсионной «реформы» – оставался фаворитом общественного мнения у большинства населения.

То, что назревшие и перезревшие проблемы «заметаются под ковер» без попыток их решения, от понимания массового обывателя ускользало. Ибо он видел – жить ему становится легче, сытнее, комфортнее. Это был тот самый «успех»...

Теперь уже точно БЫЛ. Сейчас нынешний режим – политический труп. Даже те его глупые ужимки, что раньше вызывали восторг или сочувственную улыбку, теперь получают откликом лишь насмешку и сарказм, переходящий в озлобление ко всему, что от него исходит.

Впрочем, это вовсе не означает, что завтра-послезавтра он лишится власти. Это хоть и вероятно, но вовсе не предопределено. Но то, что его уход, когда он произойдет, будет сопровождаться настроениями, лучше всего выраженными стихами «На смерть политика» Хилэра Беллока, – факт. И кто бы после него ни пойдет к трону под лозунгом «При мне будет, как при дедушке», все равно не получит никакой массовой общественной поддержки. Как и не получил бы ее Горбачев и его последователи после позорнейшего провала 1986–1991 годов. «Успешность» испарилась.

И вот тут приходится возвратиться к тезису о том, что «второе пришествие» либералов-западников неизбежно. Потому что в ситуации полного безрыбья даже такие падальщики-креветки, как Ходорковский с Навальным, имеющие политические, медийные и финансовые ресурсы (а наличие ресурсов – это тоже ведь критерий «успешности»), получают хорошие шансы обрести относительную лояльность населения при прохождении к высотам власти. Путь к которым им откроют многочисленные и влиятельные симпатизанты с самых верхних этажей «путинской вертикали». Такие, как Греф, Чубайс, Медведев и т. п. Просто потому, что у них есть пусть совершенно неконкретные и изначально ущербные, но «альтернативные идеология и программа», которая в результате ее успешной реализации приведет к новому экономическому коллапсу, распаду Российской Федерации. К передаче (необязательно добровольной) «уважаемым партнерам» экономически и стратегически важных территорий, социальному кризису и всем вытекающим из всего из этого событиям. К сценарию «Распад СССР-2.0», короче говоря. Только гораздо масштабнее с точки зрения потерь и жертв.

В общем, я не сомневаюсь в том, что последствия прорыва к рулю «условного Навального» заставят значительную часть обывателей пожалеть о Путине.

Можно ли избежать данного сценария? Теоретически – да, практически – сомневаюсь. Но в любом случае, более чем очевидна необходимость формирования альтернативной идеологии и программы с позиций национально-патриотического возрождения России и ее народа, ее культуры, образования, науки и экономики. Не менее необходимо «переучреждение» дееспособной патриотической оппозиции, скончавшейся в «ласковых объятиях власти».

Если ее не будет, то ни сохранить, ни собрать страну заново не получится. Без оных условий «новый сорок пятый» немыслим в принципе.

Игорь Стрелков,
экс-министр обороны ДНР
Опубликовано в выпуске № 17 (830) за 5 мая 2020 года


П.С. Текст местами "подредактирован" - так что не удивляйтесь непонятным оборотам и смысловым "ляпам"... Фамилия "Путин" по-прежнему местами слишком "сакральна".
использованы материалы: Личная страница ВК Игоря Стрелкова


Комментарии
Для комментирования авторизуйтесь (зарегистрируйтесь) на сайте или войдите через соцсети:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
© 2016-2019 Проект Миссия Донбасс. Возрастные ограничения 18+

При использовании материалов сайта istrelkov.ru активная гиперссылка обязательна.

Войти через социальные сети: