Игорь Стрелков
Прямая речь / Видео

Фрагмент встречи Игоря Стрелкова в Санкт-Петербурге

10-04-2016
Фрагмент встречи Игоря Стрелкова в Санкт-Петербурге


Стрелков о правящей властной корпорации в фрагменте из встречи Игоря Стрелкова в Санкт-Петербурге.



АУДИО


Текстовая версия фрагмента встречи Игоря Стрелкова в Санкт-Петербурге:

Я попробую высказать, нарисовать свое мнение по поводу, что у нас представляет собой сейчас правящая властная корпорация. По факту, я думаю, для всех понятно, что принципиально ситуация с 91 года не изменялась — то есть, никакой революции у нас с приходом к власти Владимира Владимировича Путина, с передачей ему власти, у нас не произошло. Я думаю, это аксиома, которую все понимают. Практически все олигархи остались на своих местах, может быть, кто-то выдвинулся в первые ряды, кто-то отодвинулся во вторые, появилась новая категория олигархов, которую привел к деньгам, гигантским деньгам, лично Владимир Владимирович, его доверенные люди. Появилась новая категория управленцев.
Вот что сейчас представляет из себя центральная, главная власть России, на мой взгляд. (рисует)
В центре вот этого круга — ядро. По факту — наш царь, ну, не помазанный, естественно. Но в России — первое лицо всегда царь, хочет он того или нет, как он там не отнекивается, Владимир Владимирович Путин. А вот это (показывает на концентрические окружности) — скорлупа того ореха, который он сам себе построил (заштриховывает пространство между окружностями) —это несменяемая команда управленцев, которая сопровождает его все пятнадцать лет его власти. Причем, часть этой команды он получил в наследство, часть привел сам. Вот эта команда 15 лет существует, она тасуется как колода карт. Из нее никто не выпадает, никто в нее не инкорпорируется извне. Она сложилась в особую властную корпорацию, имеющую общие корпоративные интересы, которые для этой корпорации более значимы, чем все остальное. Задача — остаться при власти.
Владимир Владимирович Путин у нас действительно царь, который в значительной степени властвует, но не правит. Для того, чтобы понять, как управляет страной Владимир Владимирович, надо не слушать Стрелкова Игоря Ивановича, а внимательно и вдумчиво посмотреть фильм Владимира Соловьева, он же Шапиро, под названием «Президент». Кто не смотрел, очень рекомендую и советую, посмотреть и подумать, что там сказано. Давайте просто проанализируем.
Владимир Владимирович Путин у нас за время своего президентства научился играть на пианино, изучил самостоятельно английский язык, не помню сколько — два или три раза в неделю, играет в хоккей, каждый день по полтора-два часа плавает, занимается конным спортом. При этом мы все знаем, что он периодически ныряет на батискафе, летает со стерхами, отыскивает амфоры. Мы все видим, какое количество у него международных встреч, поездок, протокольных мероприятий…
Я вот руководитель маленькой общественной организации, очень маленькой, даже не Комитета 25 января, а ОД «Новороссия», и то, представив, что если бы я имел возможность заниматься всем тем, чем занимается президент, мне бы не было времени вообще заниматься делами моей организации. Президент не успевает заниматься ничем, просто не успевает. Соответственно, это не является тоже критической ситуацией. Допустим, он занимается внешней политикой. На коленке минские соглашения пишет (в кавычках, естественно, я говорю). Но реально он управлять страной может только в том случае, если вокруг него находится доверенная команда управленцев, которым он делегирует часть своих полномочий (рисует радиальные стрелки к заштрихованному кольцу), четко в узких рамках.
Вот делегировал он Владиславу Юрьевичу Суркову СНГ и Украину, в частности, и вот только Владислав Юрьевич этим и занимается. Делегировал он внутреннюю политику господину Володину — только господин Володин этим и занимается, делегировал он «Роснефть» господину Сечину — «Роснефтью» только он и занимается, Сечин. Друг к другу они не лезут, они четко по секторам (рисует). А поскольку они несменяемые, то и, соответственно, только они имеют право доклада Путину по вопросам, связанным со своими секторами. Насколько мне известно, Путин очень жестко пресекает попытки любого представителя другого сектора вмешаться в деятельность соседа, такого же члена корпорации. Это значит, что в случае, если на определенном направлении у человека появляются свои интересы, то он, будучи несменяемым, имеет возможность информировать президента исключительно, как выгодно ему.
В данном случае, я показываю не то, что хороший царь, плохие бояре. Я просто показываю систему, как она работает. Как она на мой взгляд, работает. Потому что вот так я ее вижу по имеющейся у меня информации. По имеющейся у меня информации, Путин вообще не пользуется интернетом, по крайней мере, до последнего времени не пользовался. Он работает по старинке — папочки ему передаются по различным проблемам, он знакомится с документами. Ну, в общем-то, на рубеже нулевых годов, когда он уходил с поста директора ФСБ, там тогда так и докладывали, и сейчас продолжают докладывать, по крайней мере по 13 году, как я помню. То есть, канала альтернативного получения информации за пределами вот этого ядра (показывает по рисунку), за пределами этого круга, у него просто нет, как такового.
Когда он ездит по регионам, ему в качестве «народа» представляют заранее подготовленных лиц. По одной простой причине: неожиданных инспекций он не делает, о всех его поездках известно загодя, заранее, и Федеральная служба охраны, совместно со всеми заинтересованными лицами, имеет возможность подобрать именно тех людей и именно те вопросы, которые не нарушат определенное представление президента о том, что за пределами этого кольца все хорошо.
Вполне возможно, что ВВ действительно не владеет ситуацией, вернее, нюансами ситуации по целому ряду вопросов, иначе я не могу объяснить многие вещи, которые элементарно видны любому аналитику, даже не обладающему широким кругом информации. Например, невозможностью выиграть войну в Сирии, и, соответственно, смысла в нее туда залезать не было вообще никакого. То есть, это решение может иметь очень серьезные последствия, и будет иметь. Таких вопросов, на самом деле, много. То же самое, вопрос с Крымом, то же самое, вопрос с Донбассом. Как говорится, непонятно: зашли — то ли зашли, то ли не зашли, то ли встали на одной ноге. То ли посреди болота вскочили на кочку и тонем. У меня представление именно такое.
То есть, существует корпорация несменяемая. Он — человек, который действительно привыкает к людям, и, делегировав им однажды полномочия, их не отбирает. С одной стороны, это хорошо. Как вы помните, в 1917 году царя погубила министерская чехарда — когда министры менялись каждые полгода - год. А с другой стороны, вот эти все сектора создали каждый собственную пирамиду, расставили полностью своих людей несменяемых (продолжает на рисунке радиальные линии секторов), взорвали социальные элиты и фактически погрузили страну в такой неофеодализм, где система многоярусного вассалитета (рисует окружность большего радиуса). Неважно, насколько ты эффективен, неважно, сколько ты украл или вообще ничего не украл, главное — чтоб ты был лоялен своему сюзерену, а тот будет лоялен президенту.
Вот такую систему вассалитета выстроил в стране Путин. Феодальную. Мы скатились к феодализму, причем, даже не к самодержавию. Причем все рассказы, что у нас будут формироваться некие сословия — это все вот из этой серии. То есть, попытка в какой-то степени легитимизировать новое планируемое устройство общества, где будут возвращены псевдофеодальные традиции. Подчеркиваю — псевдо — поскольку тут не пахнет ни честью, ни совестью, ни традициями семьи, ни культурой многовековой тех сословий, которые у нас были до 17 года.
Вот поэтому я хочу сказать так: к Президенту, отвечая конкретно на поставленный вопрос, я отношусь как к заложнику. И отлично понимаю, что Запад предъявил ему черную метку. И причем предъявляет постоянно. А президент им — а может она не черная? А может договоримся, а может, она зеленая, а? Может, Рубикон я не переходил, это была какая-то другая речка с Крымом, а? Давайте, может договоримся с вами? Ему — нет, Владимир Владимирович, черная. Не простим мы вам Крыма. И Донбасс тоже. Сдайте Донбасс, сдайте Крым, и вообще все сдайте.
Он заложник. И он Западом уже приговорен. Потому что они четко совершенно его гонят по пути, по которому до этого гнали Милошевича. Вот один к одному. Донецк — это то же самое, что Босния начала 90-х. В которую Милошевич тоже ввел войска, тоже спас. А потом так потихонечку, полегонечку, шаг за шагом отступал — отступал, так до Гааги и доотступался. Сначала сдал Краину, потом Боснию, потом Сербское Косово, потом ему устроили цветную революцию, когда его перестали поддерживать кто-либо в стране, где либералы и патриоты в едином строю объединились и его свергли. Как известно, он умер от приступа в Гааге, от сердечного, совершенно неожиданно, как раз перед тем, когда должен был давать показания. Публичные, перед журналистами. Наверное, он много чего хотел озвучить. Поэтому его и убрали. Путин — заложник.
А вот часть его окружения — тоже заложники. Игорь Иванович Сечин — заложник. Думаю, что еще можно назвать несколько человек, которые заложники. Которые, фактически, если Путина свергнут, их, как минимум, ограбят дочиста, скорее, еще и посадят. Может, кто-то из окна случайно выпадет или двумя выстрелами в голову покончит жизнь самоубийством — так это у нас бывает.
А есть часть команды путинской, в которой пребывает названный здесь Владислав Юрьевич, он же Асланбек Андарбекович Дудаев-Сурков, которые, на самом деле, от потери Путина из этой схемы ну, не очень много чего проиграют. Потому что они тесно связаны с западной олигархией, они в нее уже вошли. И наш олигархат в значительной степени, кроме тех, кого Путин привел к власти, непосредственно, и сделал олигархами, и даже те, кого привел, частично — они рассчитывают сохранить все. Или даже преумножить. Или, по крайней мере, большую часть рассчитывают сохранить.
Именно они будут делать переворот. Когда нам показывали картинку в Киеве, как Януковича свергала толпа из тысячи придурков с цветами, обколотых, обкуренных и пьяных из УНА УНСО и прочих организаций — это, простите, было театральное действие. Януковича свергли не пьяные бандеровцы с цепями. Януковича свергло его собственное окружение. Майдан был большой театральной постановкой, которой был призван убедить население в том, что это оно сделало эту большую революцию достоинства. Чтобы этим легитимизировать тех, кто пришел на смену Януковичу. Тоже самое будет и здесь. Один к одному. В той или иной мере.
Естественно, история никогда не повторяется один в один. Два снаряда в одну воронку не попадают. Все равно будет разлет какой-то. Но будет примерно тоже самое. Поэтому к Путину мы относимся как к возможному потенциальному союзнику. Если он это поймет, что единственная его надежда — это не патриотизм на словах, а патриотизм на деле. Если он… У него же меняются знамена: то он либерал — они же как хамелеоны, хамелеон же одно и то же животное остается. До 91 года все они были коммунистами, потом все 90-е годы они были либералами, потом они государственники, теперь они патриоты. Но иногда я слышу некоторые выступления того же самого Вячеслава Юрьевича, мне передают иногда его фразы, так, извините, по сравнению с ним, я вообще не патриот, я вообще не знаю кто.
Есть такой анекдот, старый, очень хороший. Я поделюсь, чтобы разрядить обстановку.
Едут хохол и негр в поезде. Негр достает газету на мове, начинает читать. Хохол на него — на газету, на него — на газету. Потом через некоторое время не выдержал, по коленочке потрогал:
— Хлопчик, а ты кто?
— Я гарный украинский хлопец Мыкола.
— Хм, а я тогда кто?
— А я не знаю, чи жид, чи москаль
Вот примерно так иногда слушая наших патриотов, которые двадцать лет назад были коммунистами, потом были либералами, что просто… подумаю — а кто ж я тогда? Не знаю…
Так вот, если Путин не обопрется на реальных патриотов, не выкинет из своей команды тех людей, которые могут его утопить, то что ж… Бог бы с ним, он ведь и страну с собой утопить может... Вот в чем проблема. Поэтому разочарование. Надежды, что Путин не утопит страну вместе с собой, у нас все меньше и меньше. Потому что эта команда не меняется, это корпорация. Он ощущает себя тоже членом этой корпорации и отстаивает ее интересы, она для него выше, чем страна получается по целому ряду вопросов, судя по тому, что он делает… Поэтому мы и готовимся, и пытаемся создать альтернативный лагерь. Куда, извините, надо будет бежать всем в случае чего — в случае такого же обвала, как на Украине. На Украине были свои патриоты, нормальные люди. Им негде было собраться вообще.
Им достались безальтернативные варианты — либо майдан, и скачи там, а кто не скачет, тот москаль, либо к Януковичу. А тем, кому не нравился ни взяточник Янукович, который всю Украину продал, украл или, там, переписал на родственников, ни майданутые — им просто даже не было места, где собраться.
Мы сейчас пытаемся на случай таких событий, они приближаются, создать что-то такое, где бы могли собраться нормальные люди, в том числе всех политических убеждений, всех социальных статусов и имущественных положений, и всех религиозных конфессий. Вот это мы пытаемся сделать. Может быть, я немножко косноязычно говорю, переезд сказался. Я вообще лучше пишу, чем говорю, на самом деле.
Вот наше отношение к Путину. Мы готовы его еще поддержать. Пока еще. Но мы вот уже сейчас, что он делает, мы не поддерживаем, однозначно.

Авторы текстовки Ольга Ю. и Тамара А.
использованы материалы: ВК Владимира Зайцева
Прокомментировать
Социальные комментарии Cackle
© 2016-2017 Проект ИА «ВБлокнот». Разработка VtopSearch.ru. Возрастные ограничения 18+

При использовании материалов сайта istrelkov.ru активная гиперссылка обязательна.

Войти через социальные сети: