Игорь Стрелков
Прямая речь / Видео

Стрелков: Слободан Владимирович Янукович (О вводе миротворцев ООН в Донбасс)

06-09-2017
Стрелков: Слободан Владимирович Янукович (О вводе миротворцев ООН в Донбасс)

Беседа лидера Комитета 25 января Игоря Стрелкова и Максима Калашникова о том, по какому сценарию Кремль пускает РФ после приглашения «миротворческих» иностранных войск в Донбасс. Об инициативе Стрелкова-Болдырева-Ивашова о создании центра Третьей силы.

00:30
М. Калашников: Здравствуйте, дорогие друзья. Итак, 5 сентября 2017 года — это, можно сказать, переломный день в истории Донбасса, Новороссии, вообще, всей украинской проблематики. Лидер РФ В.В. Путин, посещая Китай, сделал очень важное заявление о том, что он не против того, чтобы ввести миротворцев для разделения противоборствующих сторон на Донецком кряже.
То есть, фактически, на проекте «Новороссии» ставится крест. Уже окончательно ясно, что Москва не признаёт жителей ДНР и ЛНР за русских и пытается вернуть их на Украину. «Взад» в Украину, извините за столь грубое выражение.
Итак, так ли это? Что это означает? Об этом сегодня наш разговор с дорогим гостем, лидером Комитета 25 января, Игорем Ивановичем Стрелковым.
Здравствуйте, Игорь Иванович.
01:24
И. Стрелков: Здравствуйте, Максим. Я хотел бы сразу небольшую поправку внести. Не то, чтобы наш президент заявил, что он не против ввода миротворцев на Донбасс, он выступил с инициативой ввода миротворческих сил ООН — подчёркиваю, не каких-то там миротворческих сил (они могут быть разные, в том числе российские), а именно сил ООН…
М. Калашников: Международных.
И. Стрелков: ...международных, именно голубых касок, на Донбасс для разделения воюющих сторон. При этом он заявил о том, что данное заявление можно считать поручением МИДу РФ для внесения данного предложения на Совет Безопасности ООН. Который, собственно говоря, только и может направить голубые каски в какой-либо регион, где они должны разделить враждующие стороны.
02:15
Вторая поправка. На проекте «Новороссия» в Москве, в Кремле поставили крест ещё осенью 2014 года, когда один человечек, не будем показывать пальцем, набросал на коленке безальтернативные минские соглашения. Буквально вот взял и набросал, накидал. Которые, получается по факту, не выполнены и не могут быть выполнены. По факту, сегодня президент, кроме всего прочего, озвучил, что всё, что он написал на коленке, оказалось полной чушью и полным бредом, который невозможно было выполнить, и не выполненным.
Ну, вот. Но поскольку у нас не принято признавать, что, типа… Ерунду сморозил…
М. Калашников: То есть, скорее, уже была рассеяна тень проекта «Новороссия».
03:06
И. Стрелков: Ну, вот я говорю, что тут очень глубокое содержание, на самом деле, целый ряд аспектов. Давайте будем говорить: Новороссию похоронили в 2014-м, причём, даже скорее всего, не осенью, а весной, когда сосредоточенные российские силы так и не вошли на территорию Украины в начале мая 2014 года. Проект «Новороссия» был закрыт тогда.
03:30
Однако, существовал проект так называемого «Большого Приднестровья», в составе ДНР и ЛНР. Он нигде не оформлен, об этом нигде не говорили по телевизору. Тем не менее, в кулуарах журналистских, около администрации президента, и так далее, об этом очень много говорили. Большое Приднестровье с Донецком и Луганском, которое должно было быть зафиксировано минскими соглашениями и в рамках этих минских соглашений существовать.
Этот проект подразумевал отказ и от Новороссии, и от всей Украины, условно говоря, и заключался в том, чтобы пересидеть, подождать, а по возможности «толкнуть» этот Донбасс в обмен на признание Крыма. Поскольку этого не произошло, то не произошло ничего.
04:20
Последним, достаточно короткоживущим проектом, был проект заморозки, по типу Карабахской войны. Он просуществовал всего где-то два-три месяца, то есть с мая-июня текущего года по сегодняшний день. В этом отношении, конечно, день сегодня очень важный, судьбоносный. Об этом тоже особо нигде не писали в газетах, не говорили по телевизору, но в интернете и, опять же, в кругах около администрации об этом активно говорили и обсуждали, что конфликт будет заморожен, что на Донбассе будут десять или двадцать лет тихонечко постреливать, но, в принципе, всё будет как в Карабахе.
05:00
И, опять же, сегодня президент похоронил и его. Поскольку ввод миротворцев ООН между враждующими сторонам — это не Приднестровье, где миротворческую функцию выполняют российские войска. И не Карабах, где никаких миротворцев нет вообще, где просто существует хрупкое, постоянно нарушаемое перемирие на линии соприкосновения азербайджанской и армянской армий.
05:25
А сейчас принципиально новая ситуация. Для Донбасса новая, а на самом деле она очень старая и хорошо проверенная, которая полностью соответствует лекалам того, что происходило в Югославии в 1992 – в 1995, 1996 годах. Один к одному. Когда сначала во время активных боевых действий в Боснии и Хорватии, где после отделения от Югославии этих так называемых «стран» сербское меньшинство — причём, это солидное было меньшинство — отказалось отделяться, поскольку, по их представлениям, они отделялись от Родины Сербии.
06:11
Соответственно, там начались гражданские войны. Вначале Югославская Народная армия, ЮНА, по распоряжению Белграда оказала помощь и сербам Боснии (блокировав Сараево, допустим, но так и не решившись его брать), и сербам в Книнской и Вуковарской Краине, где поддержала их и людьми, и оружием, и командирами, и т. д.
06:34
Однако, под давлением НАТО, президент Югославии Слободан Милошевич тоже решил сначала заморозить ситуацию. То есть, он вывел Югославскую Народную армию из обеих соседних так называемых республик, оставив советников и оружие. И в той, и в другой республике — и в Боснии и Герцеговине, и в Краине, как Вуковарской, так и Книнской, это отдельные регионы — были сформированы свои ополчения, свои, так сказать, народные милиции, корпуса, бригады, которые длительное время воевали против боснийских мусульман и боснийских хорватов, и обычных хорватов, хорватских мусульман — в общем, против всех, кто воевал против них.
07:24
Сначала они имели перевес, в силу того, что Югославская армия оставила много техники и вооружения. Которым они тоже не умели пользоваться, а научить было некому, поскольку специалистов тоже, в основном, Белград отозвал. Потом постепенно этот перевес перешёл в равенство. Потом это равенство стало заметно ломаться в сторону противника, которому как раз Запад предоставлял и оружие, и специалистов, в достаточных количествах.
И вот, чтобы действительно не дать эти республики уничтожить, со своей стороны, и, в то же время, как бы, не помогать им, Слободан Милошевич заключил соглашение о вводе в Книнскую Краину миротворческих сил ООН.
08:15
Были введены силы ООН и в Боснию, и в Книнскую Краину. И там они пребывали вплоть до 4 августа 1995 года, когда хорошо подготовившаяся регулярная хорватская армия, пройдя без единого выстрела через позиции всех миротворцев, в течение трёх дней полностью ликвидировала Книнскую Краину, проведя практически полный геноцид и сделав беженцами более трёхсот тысяч сербского местного населения. Которое там проживало, как минимум, с 15-16 веков, если не раньше. Я не настолько углублялся в историю, но, в любом случае, 5-6 столетий сербы там постоянно проживали в качестве автохтонного населения.
09:02
Вот, собственно говоря, что произошло. Мы уже прошли на Донбассе все предыдущие этапы того предательства, которое совершил Слободан Милошевич по отношению к единокровным сербам в Боснии и в Хорватии. Так же, как Слободан Милошевич, Кремль сначала помог ополченцам, а потом оставил их наедине, и за их спиной договаривался с уважаемыми западными партнёрами, в надежде на то, что каким-то образом удастся ситуацию урегулировать.
09:35
Как известно, ситуацию не удалось урегулировать ни во время кризиса, ни после его. Поскольку, когда началось хорватское наступление на Книнскую Краину, теоретически, Югославская Народная армия, пусть и с опозданием (там расстояния не очень большие), могла бы прийти на помощь, или нанести удар, допустим, по самой Хорватии — благо, Вуковарская Краина вообще рядом, — и таким образом заставить хорватские войска вести войну на своей территории против основной сербской армии.
10:08
Однако, это грозило, реально грозило интервенцией НАТО. Милошевич это понимал, и ничего, кроме громких заявлений, возмущений по поводу безобразного поведения миротворцев, не выполнивших свой, так называемый, международный долг, Белград не издал. Фактически, он предал сербов на территории Сербии. Ну тут Милошевича, ещё раз повторяю, можно хоть как-то оправдать, за счёт того, что Сербия осталась, Югославия тогдашняя осталась одна, наедине, лицом к лицу с НАТО, противостоять которой она не могла. Поэтому Милошевич предпочёл позор, а не войну.
10:47
Ну, к чему это привело, мы тоже знаем. Через какое-то время сербов в Боснии и Герцеговине заставили вернуться в мусульмано-хорватскую федерацию, а ещё через какое-то время началась Косовская война. И в 1999 году позор, на который согласился Слободан Милошевич, перерос в войну. В ходе которой Сербию бомбили, а Косово отделили от Сербии и, фактически, присоединили к Албании. По факту это агломерация с Албанией, и там ещё процесс не закончен, поскольку продолжается инфильтрация албанцев на территорию теперь уже остальной части Сербии. Но это отдельный вопрос.
11:26
М. Калашников: А дальше наступает 2000-й год.
И. Стрелков: А дальше наступает 2000-й год. Экономика разрушена, финансы разрушены, мосты разрушены. Власть не любит никто. Либералы всегда были против Милошевича, местные. А все патриоты считали его предателем, причём, считали вполне заслуженно, и тут ничего не попишешь. То есть, у человека был выбор: сразиться и проиграть, или струсить — и проиграть. В результате он струсил, получил всё равно войну, и всё равно проиграл. Бой он дать не смог нормальный.
12:03
В результате Милошевич был свергнут; армия, полиция, спецслужбы фактически не препятствовали государственному перевороту, сопровождавшемуся оранжевой революцией. Милошевич отправился в Гаагу, где пытался рассказать, какой он хороший, какие у него были тайные, секретные соглашения, и какие гарантии ему давали представители США и России, в том числе.
12:29
Кстати, господин Чуркин, которого все так считают великим патриотом, как раз и был переговорщиком во время Дейтонских и прочих соглашений, и гарантировал от имени России Милошевичу их соблюдение. Но, естественно, никто и не думал эти гарантии выполнять, но факт остаётся фактом.
12:49
Как только Милошевич собрался на суде выступить с речью, где огласить какие-то факты, с ним случился, как известно, сердечный приступ, и он неожиданно скончался в тюрьме, где, извините, даже мышка не дохнет без специального разрешения.
13:08
Вот мы сейчас находимся с Вами, практически, на середине пути. Если блестящая инициатива нашего «Наногения» будет реализована, то на Донбасс будут введены войска ООН, и останется только ждать, когда они пропустят через себя украинскую армию. Которая ударит по корпусам, в которых не будет ни советников, ни специалистов. И когда они их, условно говоря, разгромят в три дня, и мы увидим снова глубокую озабоченность Лаврова, и истошные крики нашего президента (если он вообще захочет кричать, он обычно молчит в таких случаях. Он, как это? Обычно за спинами стоит женщин и детей, и молчит, грозно. Грозное русское молчание) о том, что «какое безоразие, опять Запад нас обманул — какая неожиданность!»
14:02
М. Калашников: И происходит это, получается, даже двух недель не прошло после переговоров Сурков – Волкер. И Путин становится на путь Милошевича.
И. Стрелков: Путин уже давно идёт по пути Милошевича. Просто он, как говорится, пробежал очередной этап эстафеты, сорвал своей накачанной грудью ленточку очередную, пробежал очередные флажки. То есть, он идёт к своему номеру.
Если сравнивать ситуацию в Донбассе с ситуацией в бывшей Югославии, вообще, широко, то Донбасс — это как раз есть Книнская Краина, примерно, по этапу. А Крым примерно соответствует по этапу Косовской ситуации. Никогда ничего не бывает полностью идентичного, но близко к тому.
14:53
М. Калашников: То есть, мы можем чётко сказать, что Кремль, словами Путина, не явно, не прямо, но признал: я боюсь американских санкций, я боюсь за своё бабло в офшорах, я готов отступать в данном случае. Но, понятно, что если он отдаёт республики Донецкого кряжа, то следующим будет Крым.
15:18
И. Стрелков: Но сейчас-то кто вам скажет? Как же мы можем? Сейчас будут все кричать, все пропагандоны будут рассказывать на всех кнопках, что это очень мудрое решение, что только оно позволит спасти население Донбасса от обстрелов, а уж мы-то там — о-о-о, — будут они прищуриваться — есть хитрый план, Вы просто не понимаете гениального замысла, и никто его не понимает, но — тс-с-с, он есть! И вот, в результате мы получим в итоге всю Украину, и в этом войска ООН нам никак не помешают.
15:49
Мы, я думаю, не будем на это обращать внимание. Однако, здесь ведь надо понимать, что, в то время, как ситуация развивается на Донбассе по сценарию югославскому, ситуация в Москве развивается чётко по сценарию киевскому. Владимир Владимирович наступает одной ногой в то дерьмо, которое оставил после себя Янукович, а другой — в то, которое оставил Милошевич.
16:16
Плюс ещё, как мы помним, он ещё умудрился повторить все ошибки поздних советских старцев, которые влезли в Афганистан на исходе Советского Союза. А он доблестно влез в Сирию, ещё там застрял. То есть, такое впечатление, что человек идёт по такому коридору, в котором выложены капканы, которые он должен обойти, а он специально их собирает.
16:42
М. Калашников: Да, Игорь Иванович, уточняющий вопрос. Вы же всё-таки, как доброволец и той войны, Югославской, Боснийской войны, тогда же Вы во втором добровольческом отряде воевали. Вот в тогдашней Сербии тоже что ли говорили, что вот в Книне, в Краине, живут не те сербы?
17:04
И. Стрелков: Я не могу сказать, что так говорили в Сербии, потому что я тогда не был носителем сербского языка, понимал с пятого на десятое, тем более, в той манере речи, в которой они говорят, сглатывая гласные и говоря очень быстро. Если я что-то читал, я мог с пятого на десятое понять, когда медленно говорили, тоже что-то мог понять. Но вот так вот сказать, что говорили и писали в Сербии, я не могу.
17:29
В принципе, я за всё время, за четыре с лишним месяца пребывания в Югославии в Белграде был, ну, может, три дня один раз и три дня ещё один раз. То есть, в это время мы жили среди сербов, которые нам сочувствовали. Но в целом ситуация была примерно такая же, то есть, ровные дороги, спокойная, размеренная жизнь, едешь, едешь, едешь — хоп, КПП, за которым начинается совершенно другая жизнь.
17:52
Правда, я должен сказать, что несмотря на наличие двух КПП, в чём большая разница между нашей ситуацией и боснийской, — это то, что эти КПП были абсолютно прозрачны. Там никто никого не выворачивал, не разворачивал, не досматривал. То есть, сербы из той части Боснии, в которой я был (приграничные районы Вышеграда), вполне легко достаточно заезжали на территорию Сербии, продовольствие им завозилось, вся молодёжь тоже сбежала.
18:27
В общем, на самом деле калька с Донбасса, только в варианте улучшенном. Но при этом, да, мне тоже приходилось несколько раз слышать, когда сербы, овладевшие русским на территории Югославии, говорили: зачем нам эта Босния, пусть эти горные дебилы (они считали, что босняки «деревянные») — пусть эти горные дебилы там сами разбираются, а нам жить от этого плохо… Но насколько эти настроения были массовыми, я не знаю.
М. Калашников: Судить трудно.
И. Стрелков: Да.
18:58
М. Калашников: Второй момент. Владимир Владимирович не предложил же ввести миротворцев в Сирию, простите, не в эту тухлую войну?
И. Стрелков: Не, ну, в Сирию, простите, как можно? Как можно ввести миротворцев в Сирию, если там… Это совсем другая, это сакральная! Сирийцы — наши братья! А на Донбассе я не знаю вообще, кто проживает, наверное, то ли ленивые хохляцкие шахтёры, то ли ещё кто-то… И вообще, Донбасс — это на другой стороне планеты. Сирия — вот она, рядом, а Донбасс…
19:29
Ну да, ну и что, что он был всю вторую половину 18-го века частью России, ну и что, что весь 19-й век он был частью России. И до 1991 года он по факту был частью России. А вот при Владимире Владимировиче и при его замечательном шефе, который его назначил, Борисе Николаевиче, Донбасс перестал быть частью России. А русские, которые там, не стали россиянами. Ну что поделать, если у нас такая политика? Политика национального предательства собственного народа (если он, конечно, этот народ считает собственным).
19:59
М. Калашников: Тогдаот той дурно пахнущей субстанции имени Милошевича перейдём к кучке имени Януковича. Таким образом, ситуация теперь в Москве уже пошла по…
20:15
И. Стрелков: Я об этом давно говорил. Да, то есть, фактически мы имеем очень забавную ситуацию. На фоне развивающегося по-прежнему острого внешнего кризиса, экономического кризиса, мы имеем ту же самую картину, которая была в Киеве в 2013-2014 годах. Когда фактически открыто готовились структуры, которые впоследствии организовали майдан. И никто им не мешал. Ну, если не считать, что-то там, титушки какие-то бегали, что-то там тоже громили, кому-то били морду… Но, в целом, штабы, которые впоследствии были задействованы националистами и либералами в Киеве во время майдана, они начинали функционировать заранее. И функционировали.
21:00
Вот мы наблюдаем, как, собственно, господин Навальный разворачивает свои штабы. Да, с ними как-то связаны какие-то скандалы, но ни один штаб до сих пор не закрыт. Это свидетельствует о том, что либо спецслужбам и правоохранительным органам просто нет команды их закрывать, либо такие команды есть, но они саботируются и не выполняются. Результат, на самом деле, примерно одинаковый. Даже мне не интересно знать, что это на самом деле.
М. Калашников: Главное, к чему это приведёт.
И. Стрелков: Да, главное, к чему это приведёт.
21:33
А приведёт это примерно к тому, что к моменту, когда наступит срок подавать заявки на участие в президентской кампании, господин Навальный понесёт такую заявку. Когда у нас, в ноябре, по-моему, да? Или в декабре?
М. Калашников: В октябре начало кампании.
И. Стрелков: В октябре начало кампании, но там официальная регистрация кандидатов за три месяца, если не ошибаюсь. Вот когда начнётся официальная регистрация кандидатов, господин Навальный понесёт свою заявку на то, чтобы его зарегистрировали в качестве кандидата в президенты.
22:10
Понесёт он её, естественно, в последний момент, правильно, чтобы не сразу получить, условно говоря, отказ. И когда ему, допустим, отказывают в приёме заявки, поскольку по законодательству он не имеет права участвовать в выборах, у него две условные судимости, непогашенные… Собственно говоря, для чего ему тогда эти штабы? Он их что, вот так вот распустит, скажет: «всем спасибо, все свободны»?
22:40
Нет, эта инфраструктура создаётся для создания массового протеста. То есть, господин Навальный постарается обязательно хлопнуть дверью и вывести на улицы своих сторонников, с криком: нарушается демократия, нарушаются наши права. Чем это закончится, я, честно говоря, не знаю, но в любом случае ничего хорошего от этого не будет.
М. Калашников: И понятно, что это делается с благословения части правящей элиты.
И. Стрелков: С благословения, как минимум, администрации президента.
М. Калашников: Тот, кто командует силовыми органами, и даёт им команду. Либо даёт им команду, либо смотрит сквозь пальцы — это саботаж получается.
23:19
И. Стрелков: Конечно, веселее будет, если Навального вдруг каким-то образом допустят к выборам. В принципе, в нашей стране кривых зеркал как криво вешаются приговоры, так и не замечается, что человек судим. В своё время, кстати, Януковича так же выбирали. Он был судим по двумтяжким статьям, и никто не обратил на это никакого внимания на Украине.
А чем наша страна отличается от Украины? Да фактически ничем. Это одна страна, один народ, с одними и теми же людьми и с одними и теми же людишками во власти, которые обсели страну, как навозные мухи. И жрут её потихоньку, откладывая свои личинки в неё.
24:00
М. Калашников: И всё это совпадает парадоксальным образом. Начало сдачи, «дейтонизация» Донбасса, «слободанизация», вернее, совпадает с тем, что уже сейчас фактически готовится смена режима (ну, или смена правителя, первого лица), и с третьей стороны грохает на ровном месте, тоже в начале сентября 2017 года грохает этот бирманско-чеченский кризис в Москве. Когда Рамзан Кадыров, руководитель одного из регионов, фактически показывает, что он имеет свои взгляды на внешнюю политику.
24:44
И. Стрелков: Максим, я сразу скажу, что Рамзан Кадыров всегда показывал, что он имеет свои взгляды на внешнюю политику. Просто обычно он это делал как бы в Грозном, во-первых, и во-вторых, это не показывали ни по телевизору, нигде. А сейчас это просто дошло до Москвы и не было вовремя купировано средствами массовой информации. Да это и очень сложно было купировать, с учётом ситуации. Тем не менее, какое-то разрешение, хотя бы устное, эти люди получили, по крайней мере, потому что их не разогнали, даже не попытались.
25:22
А то, что Рамзан Кадыров построил шариатский эмират в Чечне, причём, давно…
М. Калашников: Полунезависимое государство, без пяти минут независимое, на территории Российской Федерации.
И. Стрелков: С собственной армией, с собственными законами, где шариат является главным и основным законом, где российское законодательство соблюдается только в той части, пока удобно это Рамзану Ахматовичу. По-своему, он даже прав, а почему нет? Если можно. Тем более, если говорить, что ему эту возможность не просто дали, а ему как бы сказали, чтобы он это так сделал. Как можно было, по мнению Кремля, подавить чеченский сепаратизм?
26:03
М. Калашников: Возглавив его.
И. Стрелков: Возглавив его, поставив человека, который сделает, чтобы всё было тихо-гладко, чтобы на поверхность ничего не выходило. А взамен пусть делает, чего хочет. Ну, вот, он сделал, чего хотел.
М. Калашников: И в результате мы имеем кризис теперь внешне политического провала. Развивается внутренний кризис с «януковизацией» Путина или нынешнего правящего режима. И плюс к этому, некий такой психологический, управленческий кризис…
26:32
И. Стрелков: Я бы не стал говорить о том, что вот это выступление исламское, оно имеет серьёзное значение, наравне с донбасской проблемой и с подготовкой к оранжевой революции, которую ведёт Навальный.
М. Калашников: Но когда это вместе складывается всё…
И. Стрелков: Нет, просто здесь совершенно другой процесс, который просто совпадает, его постепенное развитие. Он начался не вчера, он начался ещё, наверное, даже до падения СССР. А при Борисе Николаевиче, первом президенте России, он активно развивался. А Путин его не прекратил, этот процесс, а просто замазал сверху штукатуркой, чтобы его не было видно. Ну, сейчас штукатурка просто лопается, этот процесс продолжает развиваться.
27:24
Процесс этот называется «исламизация России». И которая происходит не только с Кавказа, которая происходит и путём завоза сюда миллионов среднеазиатских мигрантов, которые здесь остаются, и никуда уже давно не возвращаются. И которые через некоторое время начнут вытворять (причём, очень недолгое время, поскольку количество их нарастает постоянно, взрывными темпами), которые скоро будут вытворять ровно то, что вытворяют они в Париже, в Германии. Только ещё с учётом, что у нас здесь Россия, и у нас здесь не такая сытая жизнь, и эти люди тоже не такие сытые, чтобы, там, жечь машины раз в год.
М. Калашников: Ну, даже если их будет полпроцента…
И. Стрелков: Их уже не полпроцента, их уже намного больше.
М. Калашников: Я имею в виду, что даже если таких боевиков среди приезжающих будет полпроцента, этого хватит.
И. Стрелков: Но просто на этот процесс, на него, именно на этот процесс накладываются новые тенденции, которые возникли в последние три-четыре года.
28:19
М. Калашников: Ну, что ж, теперь нужно, наверное, сказать, обратиться к кругам в элите Российской Федерации: вы понимаете, куда всё идёт дело? Что, в общем, теперь надо думать о ЗКП, о запасном командном пункте?
И. Стрелков: Ой, Максим, они те же самые чиновники, как на Украине. Они до последнего будут думать, что они всех переиграли, что они самые умные, а все кругом дураки. Вот такая их сущность. Некоторые из них будут думать про это, другие будут наоборот злорадно наблюдать за тем, что происходит, и ещё маслица подливать, потому что им выгоден распад страны.
28:54
Им выгодно, допустим, чтобы революция, которую они устроят, или переворот, или что они там ещё сделают? Диктатуру могут военную сделать. Чтобы она закрыла все их тёмные делишки, которые производились до этого. Что выгодно сделать — ну, есть классическая советская комедия «Операция Ы», да? Когда всё уже украдено, но надо имитировать ограбление, или там поджог, или ещё что-то для того, чтобы скрыть следы преступлений. То есть, одним преступлением закрыть другое.
29:30
М. Калашников: Но, тем не менее, мы не должны складывать руки. Думаю, что мы особую передачу посвятим тому, что сейчас вот в этой плохой ситуации нужно делать. Нужно всё равно пытаться формировать третью силу. То есть, не охранителей безнадёжных, тупиковых, не белоленточных навальнистов. Надо делать национально-патриотическую силу, которой нужна и Новороссия, Великая Держава, и нормальная жизнь, гражданские права.
29:58
И. Стрелков: Да, нужно. Но с высокой вероятностью всё повторится как в Киеве. И нынешние наши доблестные генералы, которые когда-то были даже ещё коммунистами многие, но ничтоже сумняшеся партбилет выкинули в помойку, а сейчас они патриоты. А через какое-то время они скажут: а что, нам и так неплохо. Нам за грязную работу на благо США неплохо платят — например, в Сирии. Чем нам плохо?
И перебегут на сторону новых либералов. Правда, те их не возьмут. Вообще всё будет очень мрачно, но, тем не менее.
30:34
Что касается третьей силы. Максим, давайте мы это отдельно переговорим, потому что это отдельная большая тема.
М. Калашников: Безусловно, Игорь Иванович. Спасибо громадное.
До следующей встречи, дорогие друзья.
использованы материалы: Канал YuoTube Игорь Стрелков
Прокомментировать
Социальные комментарии Cackle
© 2016-2017 Проект ИА «ВБлокнот». Разработка SoftYes Media Group. Возрастные ограничения 18+

При использовании материалов сайта istrelkov.ru активная гиперссылка обязательна.

Войти через социальные сети: